Тер-Саркисянц А.Е.

 

       Научный отчет об экспедиции 2007 г. в Нагорный Карабах

 

     Летом 2007 г. при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) согласно проекту № 07-01-18881е Армянской группой Кавказской экспедиции Института этнологии и антропологии РАН в составе ведущего научного сотрудника А.Е. Тер-Саркисянц (руководитель) и аспирантки того же Института Р.Р. Нагапетовой был предпринят экспедиционный выезд в Нагорный Карабах сроком на 32 дня – с 30 мая по 30 июня. Регион Нагорного Карабаха, расположенный на северо-востоке Армянского нагорья и представляющий собой часть исторической области Армении Арцах, издревле населен армянами. Мир услышал о нем в феврале 1988 г., когда на волне перестроечных процеcсов в бывшем СССР началось Карабахское движение за независимость. Коротко напомню об истории этого края и о причинах Карабахского движения.

      В разные периоды своей истории край именовался по-разному. В урартских клинописях он назван Уртехе-Уртехини, у античных греческих авторов – Орхистена. К этим названиям восходит армянское название этой области – Арцах. Ранние средневековые источники фиксируют и другие названия – Цавдек (центр Цавдекского княжества) и Хачен (крепость, служившая резиденцией армянских князей). В X-XIII вв. наибольшее распространение получило название Хачен (от арм. хач,  т.е. крест). В то время Хаченское княжество играло значительную роль в политической и культурной жизни Арцаха.

     Наименование Карабах в исторических источниках впервые встречается в XIV в. в сочинении анонимного «Грузинского хронографа» и у персидского историка Хамдаллаха Казвини. Образовалось оно на почве персидской географической номенклатуры: в отличие от равнинной части, именуемой Баг-и сафид (Белый сад), горная часть края стала называться Баг-и сиах, что в тюркском языке превратилось в Карабах (Черный сад). Греко-римкие авторы четко указывают, что Арцах, как и соседняя область Утик, расположенные на правобережье р. Куры, составляли часть Армении, граница которой с Албанским царством проходила по этой реке. Согласно «Армянской географии» VII в., Арцах являлся десятой провинцией Армении и состоял из двенадцати уездов (гаваров).

     После раздела Армении между Восточной Римской империей (с 395 г. – Византией) и Сасанидским Ираном в 387 г. Арцах продолжал оставаться в составе Восточной Армении вплоть до падения Армянского царства в 428 г. Затем он был присоединен персами к Албанскому царству, находившемуся на левобережье р. Куры. После упразднения Албанского царства в 469 г. Арцах остался в составе образованного на территории этого царства исоседних областей персидского марзпанства, получившего название Албания или Агванк (по-персидски), Алуанк (по-армянски), Арран (по-арабски). Это послужило причиной того, что к концу V в. в армянской исторической традиции термин «страна Албания» («страна Агванк», «страна Алуанк») наполняется новым смыслом и под ним понимается уже вся территория Албанского марзпанства, а иногда в это понятие включается только правобережье Куры, т.е. собственно Утик и Арцах, без собственно Албании.

     В конце VI – начале VII в. Албанское марзпанство на севере раздробилось на ряд небольших княжеств, которые стали называться по имени живших там отдельных албанских племен или правивших княжеских дворов, утратив прежние собирательные названия – «Албания» и «албанцы». До этого, в конце V в., на юге Албанского марзпанства, в частности в Арцахе и Утике, образовалось отдельное армянское княжество с династией Араншахиков, которых в VII в. сменили представители персидского по происхождению рода Михранидов, правившие там более двух веков и унаследовавшие для своих владений административное название Алуанк, Агванк, Арран. Но это название приобрело уже только чисто географическое содержание.

     Что касается армянского населения Арцаха и Утика, то оно, оставаясь жить на своей исконной территории, на протяжении веков продолжало сохранять свой национальный облик, развивать свою культуру, язык, называя себя и hай (т.е. армянами), и агванеци (т.е. живущими в Агванке).

     В начале VIII в. Арцах, как и вся Армения, был завоеван арабами. С восстановлением Арменией в IX-XI вв. своей независимости он вошел в ее состав. Хаченское княжество успешно противостояло нашествию в середине XI в.  тюрок-сельджуков, в XIII-XIV вв. избежало порабощения монголами. Вслед за вторжением Тимура в Армению, в равнинные части Арцах-Карабаха в начале XV в. начали проникать тюркские и курдские племена.

     С конца XVI в. в Карабахе, который находился под властью персидского шаха, на месте Хаченского княжества были образованы новые, в определенной мере независимые княжества (меликства) - Варанда, Хачен, Дизак, Джраберд, Гюлистан, каждое во главе со своим меликом.Позднее эти княжества стали известны под общим названием «меликства Хамсе» (от араб. «пять»). Источники свидетельствуют об активности карабахских меликов в организации борьбы армян против господства шахского Ирана и султанской Турции. Именно с Карабахом связаны исторические миссии известных деятелей армянского освободительного движения Исраэла Ори, Минаса, Иосифа Эмина, направленные на реализацию ориентации на Россию.

     Лишь с начала XVIII в. на политическую ситуацию нагорной части Карабаха стали оказывать влияние поселившиеся ранее в его прилегающих равнинных районах тюркские и курдские племена. Занимаясь кочевым скотоводством, они начали оттеснять оседлое армянское население в горы. В середине XVIII в. предводитель племени джеваншир из рода сарыджаллы, Панах Али, получив от одного из иранских временщиков, Адель-шаха, титул хана и воспользовавшись распрями между меликами, вторгся  в нагорный район Карабаха, где утвердился в качестве местного правителя (хана) провозглашенного им Карабахского ханства со столицей в г. Шуши. Однако ни ему, ни его сыну Ибрагим-хану, внутренняя политика которого отличалась жестокостью по отношению к местным армянам (в результате многие из них вынуждены были переселиться либо в Ширван, либо в Грузию),  не удалось окончательно сломить сопротивление меликов. Стремясь освободиться от пришлых и иноверных чужеземцев, карабахские мелики вели переписку с русскими царями Петром I, Екатериной II и Павлом I.

     В 1805 г. территория исторического Арцаха вместе с обширными районами Восточного Закавказья перешла «на веки вечные» к Российской империи, что было закреплено Гюлистанским (1813 г.) и Туркманчайским (1828 г.) договорами между Россией и Ираном.

     С этого времени начался период мирной жизни, продолжавшийся в целом до 1917 г. После распада Российской империи в 1918 г. и образованием трех закавказских государств   Нагорный Карабах в 1918-1920 гг. превратился в арену жестокой войны между восстановившей свою независимость Республикой Армения и новосозданной в условиях турецкой интервенции Азербайджанской Демократической Республикой, которая сразу же предъявила территориальные претензии на ряд областей, этнически и исторически связанных с Арменией, в том числе и на независимый в то время Нагорный Карабах. Конфликт вылился тогда в войну, в ходе которой в Нагорном Карабахе погиб каждый пятый житель края, а его главный город – Шуши, один из пяти крупнейших в то время городов в Закавказье, был в марте 1920 г. полностью сожжен и разграблен войсками Азербайджана и турецкими отрядами[1].

     На следующий день после установления советской власти в Армении, 30 ноября 1920 г., Советский Азербайджан (там советская власть была установлена 28 апреля 1920 г.) декларировал свой отказ от предъявленных территориальных претензий на все спорные территории, в том числе и на Нагорный Карабах[2]. 3 июня 1921 г. на заседании Кавказского бюро ЦК РКП(б) было единогласно подтверждено включение Нагорного Карабаха в состав Армении. Однако уже через месяц, 5 июля 1921 г., Кавказским бюро ЦК РКП(б) это решение, под давлением И. Сталина и ультимативно-угрожающего заявления председателя Ревкома Азербайджана Н. Нариманова, было пересмотрено, и Нагорный Карабах был включен в состав Азербайджанской ССР с предоставлением ему «широкой автономии» с административным центром в г. Шуши. Не последнюю роль в этом решении сыграло нежелание большевиков задевать интересы мусульманского мира, в частности Турции[3].

     Через два года, 7 июля 1923 г., на части территории края была образована Автономная область Нагорного Карабаха со столицей в г. Степанакерте, в 1936 г. переименованная в Нагорно-Карабахскую автономную область (НКАО). Оставшаяся часть Нагорного Карабаха была включена в качестве административных районов в состав Азербайджанской ССР. При этом как единый район сохранился только Шаумянский (на его территории в Средневековье находилось меликство Гюлистан), а остальные населенные армянами территории неоднократно перекраивались и к 1988 г. входили в состав Ханларского, Дашкесанского, Шамхорского и Кедабекского районов. Одновременно между Карабахом и Арменией с центром в Лачине была образована Курдская автономия, просуществовавшая до 1929 г., после чего на ее территории были созданы Лачинский, Кельбаджарский и Кубатлинский районы Азербайджанской ССР.

     Включение Нагорного Карабаха в состав Азербайджана, где десятилетиями искусственно сдерживалось социально-экономическое и культурное развитие армянского населения, систематически грубо нарушались его права, оскорблялись национальные чувства, намеренно осквернялись и разрушались древние памятники культуры (в том числе основанный в IV в. монастырь Амарас), умышленно запрещались связи с Арменией (что трактовалось как сепаратизм и национализм), последовательно велась политика, заставлявшая армян уезжать с их исконных земель, привело к существенным этнодемографическим изменениям. В результате армянское население края систематически сокращалось: с 94,4% в 1921 г. до 89,2 – в 1926 г., 84,4 – в 1959 г., 80,5 – в 1970 г., 75,9 – в 1979 г. и 76,9% в 1989 г.[4]; за период 1926-1976 гг. здесь стало на 85 армянских населенных пунктов меньше и на 17 азербайджанских больше[5].

     Протест карабахских армян против целенаправленной дискриминационной политики Азербайджана не раз выливался в обращения к Москве с письмами и петициями о передаче края в состав Армении (1945, 1965, 1977 гг.), в межнациональные столкновения и волнения (1967-1968). Поверив в объявленную в СССР в середине 1980-х годов перестройку, в провозглашенные демократизацию и гласность, карабахские армяне вновь выступили с требованием воссоединения с Арменией.

     20 февраля 1988 г. после всенародного референдума (сбор подписей) внеочередная сессия Совета народных депутатов НКАО приняла решение «О ходатайстве перед Верховными Советами Азербайджанской ССР и Армянской ССР о передаче Нагорно-Карабахской автономной области из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР». В ответ на это решение, опиравшееся на правовые нормы, в Азербайджане начались жестокие карательные акции и погромы армян, особенно в Сумгаите (февраль 1988 г.), Кировабаде (ноябрь 1988 г.), Баку (январь 1990 г.). Виновники этих событий не осуждены до сих пор. Более того, они были объявлены в Азербайджане «национальными героями». После катастрофического Спитакского землетрясения 7 декабря 1988 г., когда практически весь мир пришел на помощь Армении, Азербайджан с января 1989 г. начал экономическую и транспортную блокаду Армении и Нагорного Карабаха, продолжающуюся до сих пор.

       В 1990-1991 гг. происходила депортация армянского населения из НКАО и Шаумянского района[6], в том числе с помощью карательной операции «Кольцо», проведенной весной 1991 г. силами ОМОНа Азербайджана, МВД СССР и Советской армии, когда под видом «проверки паспортного режима» был осуществлен сопровождающийся насилием, грабежом и разбоем чудовищный акт государственного террора.

       После того, как 30 августа 1991 г. парламент Азербайджана принял «Декларацию о восстановлении государственной независимости Азербайджана 1918-1920 гг.» (это были годы, когда Нагорный Карабах не входил в его состав), совместная сессия Совета народных депутатов Нагорного Карабаха и Совета народных депутатов Шаумянского района приняла 2 сентября 1991 г. «Декларацию о провозглашении Нагорно-Карабахской Республики» в границах НКАО и Шаумянского района. 10 декабря 1991 г., после состоявшегося в присутствии международных наблюдателей референдума, бюллетени для которого были напечатаны на трех языках – армянском, азербайджанском и русском, Нагорно-Карабахская Республика (сокращенно НКР) была объявлена независимым государством. 28 декабря того же года были проведены выборы в ее первый парламент.

       Первую миротворческую миссию высокого ранга по урегулированию конфликта армян Нагорного Карабаха с Азербайджаном предприняли 20-23 сентября 1991 г. президенты России и Казахстана Б.Н. Ельцин и Н.А. Назарбаев. После посещения ими Баку, Степанакерта и Еревана по итогам их переговоров с руководством Азербайджана, Нагорного Карабаха и Армении в г. Железноводске было подписано коммюнике, в котором декларировалось о намерениях сторон урегулировать конфликт. Однако данная миссия закончилась безрезультатно из-за вскоре начавшихся на территории НКР широкомасштабных военных действий, продолжавшихся с переменным успехом более двух с половиной лет. Были периоды, когда почти 50% территории НКР находилось в оккупации, а столица Степанакерт и другие населенные пункты подвергались массированным авианалетам и артиллерийским обстрелам.

        В результате вооруженного этапа конфликта отряды самообороны карабахских армян, а затем созданной ими Армии обороны НКР к 1994 г. взяли под свой контроль 85% территории НКР (в том числе 9 мая 1992 г. г. Шуши) и 8% соседней с нею территории районов непосредственно Азербайджанской Республики: Лачинский (что дало возможность пробить жизненно важный коридор к Армении и частично выйти из блокады), Кельбаджарский, Кубатлинский, Зангеланский, Джебраильский районы – полностью, Физулинский и Агдамский районы – частично (что дало возможность создать вокруг НКР так называемый «пояс безопасности»). Азербайджан сохранил контроль над 15% территории НКР, в том числе полностью за Шаумянским районом.

     5 мая 1994 г. при посредничестве России и Межпарламентской ассамблеи государств-участников СНГ, собравшиеся в г. Бишкеке (Киргизия) представители Азербайджана, Армении и Нагорного Карабаха оформили протокол, на основании которого 9-11 мая главами оборонных ведомств сторон конфликта была подписана «Договоренность о прекращении огня», вступившая в силу 12 мая 1994 г. Хотя с этого времени военные действия фактически прекратились, окончательный мир в регионе до сих пор не наступил.

     После распада СССР карабахский кризис стал объектом международных миротворческих усилий. В феврале 1992 г. началась миротворческая деятельность Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ, с 1995 г. – ОБСЕ) по урегулированию конфликта. 24 марта 1992 г. на Хельсинкской встрече Совета СБСЕ с участием 12 стран было принято решение о созыве конференции по Нагорному Карабаху, которая была призвана обеспечить «постоянно действующий форум для переговоров». В качестве рабочего органа была создана Минская группа по Нагорному Карабаху. В Пражском Заявлении от 31 марта 1995 г. действующий председатель Минской группы подтвердил «ранее принятые ОБСЕ решения о статусе сторон, т.е. об участии двух вовлеченных в конфликт государств-участников, а также третьей стороны в конфликте (Нагорного Карабаха) во всем процессе переговоров». С марта 1994 г. по апрель 1997 г. регулярно проводились раунды трехсторонних переговоров по урегулированию конфликта при сопредседательстве России и Швеции, затем России и Финляндии.

     С января 1997 г. сопредседателями Минской группы являются Россия, США и Франция. После апреля 1997 г. основным способом общения сопредседателей со сторонами конфликта стали периодические «челночные» поездки в Баку, Ереван, Степанакерт для переговоров на местах с руководством сторон конфликта. В последние годы элементами переговорного процесса стали также периодические встречи президентов Азербайджана и Армении.

     Однако многолетняя миротворческая деятельность Минской группы ОБСЕ так и не принесла положительных результатов в окончательном урегулировании конфликта. В настоящее время переговорный процесс фактически свернут, что во многом связано как с полной противоположностью позиций сторон, так и с воинственной риторикой руководства Азербайджана, которое трактует этот конфликт как «агрессию Армении против Азербайджана с целью оккупации Нагорного Карабаха» и требует урегулировать его в рамках позиции официального Баку, заключающейся в предоставлении Нагорному Карабаху автономии в составе Азербайджана, угрожая в противном случае возобновлением военных действий. Такая позиция отвергается Нагорным Карабахом и Арменией, призывающих считаться со сложившимися военными и политическими реалиями и настаивающих на том, что независимость НКР необратима. При этом сам факт создания отдельной государственности НКР может быть рассмотрен как компромисс, добровольный отказ от международного признания права на воссоединение насильственно разделенного народа. В этих условиях сопредседатели Минской группы ОБСЕ неоднократно выражали озабоченность будущим переговорного процесса и призывали стороны конфликта придерживаться своих обязательств по урегулированию нагорно-карабахского конфликта исключительно мирным путем и обеспечить поступательный прогресс этого процесса.

     С 2001 г. также проходят азербайджано-карабахско-армянские переговоры на уровне экспертов в рамках российско-американской Дартмутской конференции по Нагорному Карабаху. В декабре 2005 г. ее участниками был согласован проект «Рамочного соглашения о мирном процессе», согласно которому урегулирование должно осуществляться исключительно мирными способами с прекращением враждебных действий и пропаганды[7]. 

       В настоящее время существующая де-факто Нагорно-Карабахская Республика представляет собой независимое государство со всеми необходимыми органами государственной власти и управления, имеющее тесные социально-экономические и культурные связи с Республикой Армения. Через Армению осуществляются и все взаимоотношения НКР с внешним миром. Представительства НКР действуют, помимо Еревана в Москве, Вашингтоне, Париже, Сиднее и Бейруте. За годы фактической независимости в НКР путем свободного волеизъявления ее граждан и в присутствии международных наблюдателей были несколько раз проведены президентские и парламентские выборы. 24 ноября 1996 г. президентом был избран Роберт Кочарян, который по решению парламента НКР находился на этом посту с декабря 1994 г. После того как в марте 1997 г. Р.Кочарян стал премьер-министром Республики Армения (а через год - ее президентом), в НКР 1 сентября того же года состоялись новые выборы, и президентом был избран находившийся ранее на посту министра иностранных дел республики Аркадий Гукасян, вновь переизбранный на этот пост осенью 2002 г. 19 июля 2007 г. президентом НКР был избран Бако Саакян, занимавший до этого пост главы Службы национальной безопасности НКР.

     Как и другие непризнанные государства, отстоявшие свою фактическую независимость в вооруженной борьбе, НКР сильно милитаризирована. Это объясняется тем, что республика живет в условиях хрупкого перемирия, а власти Азербайджана не устают повторять, что намерены силой вернуть утраченные территории. Армия обороны республики, насчитывающая по переписи 2005 г. 5210 человек, хорошо вооружена, ее бойцы отличаются высокими морально-волевыми качествами и строгой дисциплиной. Служить в армии здесь обязан каждый молодой человек, достигший 18 лет, никаких отсрочек от призыва не предусмотрено, за исключением тех случаев, когда в семье погибшего отца остается единственный сын. Если же это два или более сыновей, то все они призываются в армию. Имеются и контрактники, которые несут вахту в горах на границе с Азербайджаном на высоте до 3600 м над уровнем моря.

     Согласно первой, проведенной в условиях независимости, переписи населения республики 2005 г., численность ее была следующей (табл.1):

                                                                                                                    Таблица 1

                   Численность наличного и постоянного населения НКР*

В целом по НКР

 

Наличное население

Постоянное население

Всего

Мужчины

Женщины

134862

65120

69742

137737

66555

71182

В том числе:

Городское население

 

 

В том числе

г. Степанакерт

 

 

г. Шуши

 

Всего

Мужчины

Женщины

 

Всего

Мужчины

Женщины

Всего

Мужчины

Женщины

 

69465

32587

36878

 

49300

22842

26458

3105

1453

1652

 

 

70512

33115

37397

 

49986

23175

26811

3191

1518

1673

Сельское население

Всего

Мужчины

Женщины

65397

32533

32864

67225

33440

33785

*Составлено по: Результаты переписи населения Нагорно-Карабахской Республики 2005 г. (показатели НКР). Степанакерт, 2006. С. 47, 56, 69 (арм., англ., рус.)..

     Приведенные данные переписи свидетельствуют о довольно значительном изменении демографической структуры армянского населения республики, в частности, во-первых, о существенном его сокращении по сравнению с данными предыдущей переписи 1989 г. (145,5 тыс. чел.), и,  во-вторых, о заметном преобладании в настоящее время женщин, особенно среди городского населения. Оба фактора, несомненно, являются результатом пережитой войны, когда многие карабахские армяне, в первую очередь мужчины, погибли, а другие вынуждены были становиться беженцами и уехать в Армению или в Россию. Особенно существенно сократилось население города Шуши. После освобождения  его в 1992 г. сюда возвратилось около полутора тысяч прежних жителей, а также поселились семьи армянских беженцев из Азербайджана.  Во время военных действий город сильно пострадал, в нем еще много разрушений, но на их фоне возвышается прекрасно отреставрированный Кафедральный собор XIX в. – церковь Аменапркич (Казанчецоц). Вместе с этим собором г. Шуши стал административным центром и резиденцией главы Арцахской епархии, предводителем которой является архиепископ Паргев Мартиросян. В последние годы правительство пытается восстановить исторический облик Шуши и привлечь иностранных туристов. Так, им принята специальная программа «Возрождение Шуши». В 2007 г. в НКР состоялась международная научная конференция, организованная правительством НКР, Национальной академией наук Республики Армения, Ереванским гос. университетом и Арцахским гос. университетом, которая была посвящена истории и культуре этого города и его возрождению.

     Что касается сельского населения, то в карабахских селах наблюдается не столь заметная разница между постоянным и наличным населением, как в селах Республики Армения, что косвенно свидетельствует о гораздо меньшей миграции карабахских армян за пределы своей республики. Действительно, опросы сельского населения, главным образом, мужчин показали, что они теперь не намерены покидать родные места.

     По возрасту и полу население Нагорного Карабаха распределялось следующим образом (табл. 2):

                                                                                                                             Таблица 2

     Распределение наличного и постоянного населения НКР по возрасту и полу*

Возраст

Наличное население

Постоянное население

Всего

%

Мужчины

%

Женщины

%

Всего

%

Мужчины

%

Женщины

%

0-9

21913

16,2

11138

17,1

10775

15,4

22299

16,2

11342

17,0

10957

15,4

10-19

23227

17,2

11892

18,3

11335

16,3

23756

17,2

12156

18,3

11600

16,3

20-29

22495

16,7

11373

17,5

11122

15,9

23310

16,9

11836

17,8

11474

16,1

30-39

15689

11,6

7609

11,7

8080

11,6

16046

11,6

7803

11,7

8243

11,6

40-49

18304

13,6

8485

13,0

9819

14,1

18580

13,5

8600

12,9

9980

14,0

50-59

12499

9,3

5847

8,9

6652

9,5

12686

9,2

5927

8,9

6759

9,5

60-69

8638

6,4

3978

6,1

4660

6,7

8789

6,4

4033

6,1

4756

6,7

70-79

9054

6,7

3836

5,9

5218

7,5

9171

6,7

3881

5,8

5290

7,4

80 и старше

3043

2,3

962

1,5

2081

3,0

3100

2,3

977

1,5

2123

3,0

Всего

134862

100,0

65120

100,0

69742

100,0

137737

100,0

66555

100,0

71182

100,0

*Рассчитано по: Результаты переписи населения Нагорно-Карабахской Республики 2005 г. (показатели НКР). Степанакерт, 2006. С. 81-83 (арм., англ., рус.).

     Приведенные данные показывают, с одной стороны, преобладание доли мужской части населения в возрасте до 29 лет включительно, а с другой стороны, начиная с возраста 40 лет и старше, сокращение этой доли по сравнению с женским населением, что во многом объясняется гибелью во время войны многих мужчин. Хотя Нагорный Карабах всегда славился своими долгожителями, сейчас их доля также заметно сократилась, что тоже связано с войной и трудными условиями блокадной жизни. Так, из общего числа наличного населения в возрасте 85 лет и старше к 2005 г. насчитывалось 999 человек (из них мужчин – 241, женщин – 758), а из общего числа постоянного населения в этом возрасте зафиксирован 1021 человек (из них мужчин – 245, женщин – 776).

     После многолетней кровопролитной войны НКР стала по своему составу практически мононациональной. По переписи 2005 г. постоянное население ее в возрасте 7 лет и старше распределялось по национальному составу следующим образом (табл. 3):

 

 

                                                                                                                             Таблица 3

             Распределение постоянного населения НКР в возрасте 7 лет и старше

                                                       по национальности*

Национальность

Население от 7 лет и старше

В том числе

Мужчины

Женщины

число

%

число

%

число

%

Всего

122051

100,0

58558

100,0

63493

100,0

Армяне

121725

 99,73

58448

 99,81

63277

 99,66

Русские

     154

   0,13

      47

   0,08

    107

   0,17

Украинцы

       21

   0,017

        7

   0,01

      14

   0,02

Греки

       21

   0,017

      11

   0,019

      10

   0,016

Грузины

      10

   0 ,008

        3

   0,0005

        7

   0,011

Азербайджанцы

        6

   0,0049

        2

   0,0003

        4

   0,006

Другие

    114

   0,093

      40

   0,068

      74

   0,12

*Рассчитано по: Результаты переписи населения Нагорно-Карабахской 2005 г. (показатели НКР). Степанакерт, 2006. С. 199-201 (арм., англ., рус).

     По возрасту, полу и семейному положению население НКР в возрасте от 15 лет и старше распределялось следующим образом (табл.4):

                                                                                                                                 Таблица 4

             Распределение населения от 15 лет и старше по возрасту, полу и

                                                семейному положению*

 

Все население

               В том числе

     Мужчины

     Женщины

Число

        %

   Число

     %

   Число

     %

Всего

104761

   100,0

 49653

   100,0

  55108

   100,0

В том числе никогда не состояли в браке

  26723

    25,5

   15357

    30,9

   11366

    20,6

В браке

  64367

    61,5

  32031

    64,5

   32336

    58,7

Вдова, вдовец

   11250    

    10,7

   1633

     3,3

    9617

    17,5

В разводе

    2421

     2,3

     632

     1,3

     1789

     3,2

                        Городское население:            В том числе

 

 

 

  Мужчины

   Женщины

 Число

     %

   Число

     %

   Число

     %

Всего

  54815

   100,0

  25076

   100,0

   29739

   100,0

В том числе: никогда не состояли в браке

  15866 

    29,0

    8259

    32,9

    7607

    25,6

В браке

   31956

    58,3  

   15744

    62,8

   16212

    54,5

Вдова, вдовец

    5436

     9,9

      733

     2,9

     4703

    15,8

В разводе

    1557

     2,8

      340

     1,4

    1217

     4,1

             Сельское население:

          В том числе

 

 

 

   Мужчины

   Женщины

 

   Число

     %

   Число

     %

   Число

     %

Всего

   49946

   100,0

   24577

   100,0

   25369

   100,0

В том числе:

Никогда не состояли в браке

   10857

    21,7

     7098

    28,9

     3759

    14,8

В браке

   32411

    64,9

   16287

    66,3

   16124

    63,6

Вдова, вдовец

   5814

    11,7

       900

     3,6

     4914

    19,4

В разводе

      864

      1,7

      292

     1,2

      572

     2,2

*Рассчитано по: Результаты переписи населения Нагорно-Карабахской Республики 2005 г. (показатели НКР). Степанакерт, 2006. С. 88-89 (арм., англ., рус).

     Приведенные данные показывают, что доля как мужчин, так и женщин, состоявших в браке, выше среди сельского населения (соответственно 66,3 и 63,6%), чем среди горожан (62,8 и 54,5), что в первую очередь объясняется более ранним возрастом вступления в брак сельской молодежи. Как результат войны в Нагорном Карабахе большое число вдов как среди горожан (15,8%), так и особенно среди сельского населения (19,4%). 

     Таким образом, к началу нашей поездки в 2007 г. исполнилось более 15 лет со дня провозглашения Нагорно-Карабахской Республики и более 13 лет, как военные действия на ее территории были приостановлены.

    Основной целью экспедиционной поездки был сбор полевого этнографического материала по теме «Тенденции этнокультурного развития армян Нагорного Карабаха в постсоветский период» для выявления и изучения тех изменений, которые произошли в социально-демографической структуре карабахских армян и в разных сферах их бытовой культуры – в хозяйственной деятельности, в материальной культуре (жилище, его интерьер, одежда, пища), в структуре семьи (численном, поколенном, родственном составе, семейных взаимоотношениях), воспитании детей, семейной обрядности (свадьба, рождение ребенка, похороны), в духовной культуре (праздники, религиозные верования) за последний (начиная с 1988 г.) период, отмеченный тяжелейшими социальными потрясениями и их гуманитарными последствиями.

     Ранним утром 1 июня мы выехали на маршрутном такси из Еревана в Нагорный Карабах. Путь предстоял не близкий. Проехав по Армении около 300 км и миновав областной город Горис (там была сделана получасовая остановка), последние 65 км до Степанакерта мы ехали по новому, построенному в соответствии с мировыми стандартами шоссе. Степанакерт приятно поразил нас своей чистотой, ухоженностью, богатой растительностью, нарядно одетой публикой, особенно молодежью. За последние годы в нем появилось немало новых современных зданий, в которых разместились различные учреждения, гостиницы, жилые дома горожан (фото 1, 2). Несмотря на то, что во время войны город существенно страдал от бесконечных бомбардировок и артобстрелов, а его жители вынуждены были месяцами ютиться в подвалах, теперь это трудно  себе представить, поскольку разрушенных зданий практически не видно, так как их старались по мере возможности тут же восстанавливать, чтобы поднять моральный дух населения. Повсюду идет стройка, высятся башенные краны, народ благоустраивает свой город. Любой приехавший в Степанакерт человек отметит, что город живет полноценной жизнью. В нем имеются все учреждения, присущие столицам, работают различные магазины (включая бутики), рынки, кафе, рестораны, салоны красоты, дети учатся в школах, в том числе в музыкальных, спортивных, школе искусств, студенты – в восьми высших учебных заведениях, в том числе в Арцахском государственном университете, в котором учатся более 5000 студентов (71,8% от общего числа студентов), в университете им. Гр. Нарекаци, в Институте прикладного искусства «Гюрджян». В городе продолжают функционировать две республиканские библиотеки, богатый экспонатами Арцахский историко-краеведческий музей (основан в 1938 г.), имеется свой Союз писателей, Союз художников (с 1988 г.), преобразованный в 2007 г. в «Международный союз художников Арцаха», Центральный дом шахмат и шахматная школа, рассчитанный на 15 тыс. зрителей Центральный стадион, действуют 10 спортивных федераций. В Степанакерте продолжают радовать людей такие старейшие государственные коллективы, как Драматический театр им. Ваграма Папазяна (основан в 1932 г.), организованный в 1958 г. Ансамбль песни и танца, а также созданные в 1990-е гг. и тоже получившие статус государственных эстрадный ансамбль «Карабах», камерный хор «Варараки», ансамбль «Мы – наши горы», детско-юношеский ансамбль «Дети Арцаха», не раз с успехом гастролировавшие с концертными программами за рубежом. В Шуши работают драматический, кукольный и детский театры, музыкальная школа. На сегодня в НКР налажен выпуск около 30 государственных, ведомственных, муниципальных, партийных и профсоюзных периодических изданий, действует одно общественное телевидение и пять радио-FM. Третий год в Степанакерте при поддержке государства проводится «Всеармянский интеллектуальный фестиваль», в котором принимают участие несколько команд – из НКР, Джавахка (Грузия), Гориса, Гюмри и других городов Армении. В июле 2006 г. был создан Центр культурологических исследований «Диалог», основной целью которого является разработка научно-практических проектов по развитию культуроведения. В настоящее время в НКР действуют 238 дневных образовательных школ, колледжей и других заведений, осуществляющих общеобразовательные программы.

   Экономика НКР серьезно пострадала от войны и нарушения традиционных хозяйственных связей, в частности, пострадали такие крупные промышленные предприятия, как знаменитый Карабахский шелковый комбинат, конденсаторный завод, обувная фабрика, ковроткацкие фабрики в Степанакерте и Шуши, на которых работало несколько тысяч человек. Хотя с конца 1990-х годов и начали функционировать отдельные промышленные предприятия (например, по производству винно-водочных и хлебомучных изделий, плодоовощных консервов, обуви, стройматериалов), многие из них вынуждены были работать не на полную мощность, в том числе конденсаторный и электротехнический заводы. Поэтому правительство НКР уже многие годы проводит последовательную политику по привлечению иностранных инвестиций, в частности капиталов армянской диаспоры, и всячески поддерживает частное предпринимательство. В настоящее время уже многие объекты промышленности и сферы услуг находятся в собственности представителей армянской диаспоры за рубежом, например, ковроткацкая фабрика в Степанакерте принадлежит армянину из США, сотовая связь «Карабах-Телеком» зарегистрирована в Ливане. Для привлечения туристов в этот богатый историко-культурными памятниками край (их насчитывается более 3000) в разных его районах швейцарской компанией «Сиркап Армения» выстроено несколько современных гостиниц. В 2007 г. правительством утверждена государственная программа развития туризма, который является перспективной сферой развития экономики НКР. В 2002 г. в НКР с привлечением иностранного капитала было создано ООО «Base metals». С этой компанией было заключено соглашение о начале разработки месторождения золота и меди в селении Дрмбон Мартакертского района. Сейчас на его приисках уже ежегодно добывается до 12 тыс. тонн руды, которая перерабатывается на местном горно-обогатительном комбинате. Полученный концентрат вывозится в Армению, где подвергается металлургическому переделу на медеплавильном заводе в г. Алаверди. Динамичный рост в НКР получила ювелирная отрасль. Сейчас здесь действуют несколько предприятий по обработке драгоценных камней и изготовлению ювелирных изделий. В целом экономика НКР тесно интегрирована с экономикой Республики Армения в единый комплекс с общими собственниками и правовой базой. Общей является и денежная единица – армянский драм.

   В результате завершившейся уже к 2000 г. приватизации малых и средних объектов, в основном в сфере обслуживания, и начавшейся вслед за ней приватизации крупных предприятий уже заметно, по мнению специалистов, оживление предпринимательской деятельности в сфере мелкого и среднего бизнеса, в банковско-финансовой сфере и торговле. За короткое время были восстановлены разрушенные во время войны линии электропередач, а также построено много новых линий и трансформаторных подстанций, что позволило полностью возродить всю систему электроснабжения республики. Кроме того, разработана и уже осуществляется программа перспективного развития электроэнергетики, в частности строительство 18 микрогидроэлектростанций на местных реках. Активно ведутся работы по проведению газопровода.

     Важное стратегическое значение имеет начавшееся в 2000 г. на средства международного Всеармянского фонда «Айастан» строительство главной внутриреспубликанской автомагистрали «Север-Юг» протяженностью 169 км, которая соединит не только города от Мартакерта до Гадрута, но и порядка 70 селений республики[8]. Торжественное открытие одного из участков этой современной автомагистрали я наблюдала в 2001 г. в Мартакертском районе. Автомобильный транспорт в республике имеет особое значение, поскольку железная дорога до сих пор заблокирована. Протяженность всех внутренних автодорог НКР составляет 1248 км, но по большинству из них передвигаться можно с большим трудом, поскольку в годы советской власти дороги здесь не благоустраивались. Чтобы проехать из одного населенного пункта в другой, надо было обязательно ехать через азербайджанские города Агдам или Физули. Поэтому уже во второй половине 1990-х годов была реконструирована по европейским стандартам автомобильная дорога протяженностью в 65 км, связывающая Нагорный Карабах с Арменией (из Степанакерта через освобожденный Лачинский коридор в армянский областной город Горис), а фактически со всем внешним миром. По этой автомагистрали проходят все внешние связи НКР. В последнее время из Армении можно проехать в Нагорный Карабах и через Варденисский высокогорный перевал (2366 м над уровнем моря) на границе Кельбаджарского района. Правда, дорога эта сложная и опасная: ширина ее на некоторых участках не допускает встречного движения, использовать ее можно только в теплое и светлое время.

     Основная наша работа по сбору этнографического материала проходила в селах, причем для обследования были выбраны десять сел, в которых я уже собирала полевой материал в середине 1970-х годов, в 1987 и 2001 гг., что давало возможность для выявления определенных тенденций этнокультурного развития карабахских армян за прошедший период, особенно последний, с 1988 г., отмеченный трагизмом пережитой войны. Поэтому в настоящем отчете, наряду с материалами 2007 г., приводятся данные и предыдущих обследований. В эти годы полевой материал собирался в селах Ванк и Атерк Мартакертского р-на, Сос и Гиши Мартунинского р-на, Азох и Тог Гадрутского р-на, Аветараноц, Нахиджеваник, Пирджамал (ныне – Вардадзор) и Хндзиристан Аскеранского р-на. Численность населения этих сел по данным переписи 2005 г. была следующей (табл.5):

                                                                                                                       Таблица 5

                   Численный состав мужского и женского населения в селах*

Село, район

 

Наличное население

Постоянное население

Нахиджеваник,

Аскеранский

 

Вардадзор, Аскеранский

Всего

Мужчины

Женщины

Всего

Мужчины

Женщины

        211

       103

       108

       248

       111

       137

       211

       103

       108

       248

       111

       137

Аветараноц,

Аскеранский

Всего

Мужчины

Женщины

       920

       456

       464

     1039

       527

       512

Хндзиристан,

Аскеранский

Всего

Мужчины

Женщины

       751

       369

       382

       814

       410

       404

Азох,

Гадрутский

Всего

Мужчины

Женщины

       795

       396

       399

       806

       408

       398

Тог,

Аскеранский

Всего

Мужчины

Женщины

       679

       325

       354

       700

       335

       365

Сос,

Мартунинский

Всего

Мужчины

Женщины

      1011

       502

       509

      1016

       506

       510

Гиши,

Мартунинский

Всего

Мужчины

Женщины

      1207

       600

       607

      1234

       613

       621

Ванк,

Мартакертский

Всего

Мужчины

Женщины

      1280

       610

       670

      1284

       610

       674

Атерк,

Мартакертский

Всего

Мужчины

Женщины

      1526

       724

       802

      1531

       727

       804

*Составлено по: Результаты переписи населения Нагорно-Карабахской Республики 2005 г. (показатели НКР). Степанакерт, 2006. С. 47-56 (арм.. англ., рус.).  .

      Перечисленные села в разной степени пострадали от войны. Наибольшим разрушениям были подвергнуты села Вардадзор и Нахиджеваник, расположенные на границе с Агдамским районом Азербайджана, а также находившееся в течение 8 месяцев в оккупации одно из наиболее крупных карабахских сел – Атерк. Села Гиши, Аветараноц и Хндзиристан избежали разрушений. В остальных селах разрушения частичные. Но повсюду есть погибшие воины, светлую память о которых свято чтут. Их называют воинами-освободителями (азатамартикнер), на кладбищах им поставлены памятники из черного мрамора с их изображениями в полный рост и, как правило, в военной форме; в семьях, школах и клубах висят их портреты, за столом третий тост произносится в их память, их матери и вдовы пользуются большим уважением окружающих (фото 3). Семьям погибших в первую очередь строили и ремонтировали дома. В селах Ванк, Атерк, Нахиджеваник, Хндзиристан сооружены мастерски выполненные мемориальные памятники (в двух последних селах они находятся рядом с памятниками погибшим односельчанам во время Великой Отечественной войны) с их портретами и выгравированными именами (фото 4). Особенно впечатляют поставленные на кладбище в 2006 г. в с. Атерк одинаковые памятники 57 погибшим односельчанам,  рядом с которыми - высокий памятник с колоколом (фото 5). Многие памятники погибшим завершает хачкар - распространенная у армян самобытная форма архитектурно-декоративной скульптуры в виде креста-камня. Школа в с. Сос носит имя ее погибшего ученика Айка Акопяна; в Степанакерте имеется улица Воинов-освободителей, в память о них в республике регулярно проводятся состязания-мемориалы по различным видам спорта. 16 октября 2001 г. в районном городе Аскеран, на территории дислокации полка Армии обороны НКР, был торжественно открыт величественный памятник погибшим воинам – уроженцам данного района.

   Постепенно в селах восстанавливаются разрушенные дома, школы, больницы, здания администрации, в основном за счет зарубежной финансовой помощи. Так, согласно плану социально-культурного развития, большую помощь в восстановлении оказывала Католическая организация «Giving Hope to a World of Need, Caucasus Office in Armenia»; на средства Красного креста США была восстановлена участковая больница в с. Ванк, сейчас на ней висит табличка с надписью на трех языках – армянском, русском и английском (Vank District Hospital). 5 октября 2000 г. в этом селе был заново открыт восстановленный на средства частного предпринимателя, родившегося в этом селе, Левона Гургеновича Айрапетяна, деревообрабатывающий комбинат, оснащенный современным импортным оборудованием и рассчитанный на 250 рабочих мест. Комбинат стал выпускать высококачественный паркет из местного дуба и бука. На средства этого же предпринимателя отреставрирован находящийся рядом с селом, но на высокой горе,  величественный средневековый монастырь Гандзасар, вновь ставший с 1989 г. духовным центром восстановленной Арцахской епархии (в нем с XIII по XIX вв. находился один из четырех католикосатов Армянской Апостольской церкви – Агванский), а также построена асфальтированная дорога к нему. На средства Л.Г. Айрапетяна в селе открыта построенная в виде корабля гостиница «Титаник», рассчитанная на 30 мест (18 одноместных и 6 двухместных номеров) (фото 6), открыты два кафе, ресторан, пивной бар, здание филиала «Юнибанка»; в настоящее время строятся новая школа, больница, еще одна гостиница, искусственное озеро, водохранилище, дорога. Благодаря этому, в с.Ванк имеется немало рабочих мест, что очень важно в современных условиях, когда не только в Нагорном Карабахе, но и в Армении с 1990-х годов прекратили работу большинство промышленных предприятий.

     В с. Атерк Красный крест США и представитель Всеармянского фонда «Айастан» в Нагорном Карабахе помогли отремонтировать школу, больницу, детский сад. Еще предстоит отремонтировать клуб, здание сельской администрации, построить дорогу, провести постоянный газ. До сих пор в этом селе более 200 разрушенных домов, разрушена и церковь. По инициативе сельских жителей сейчас собрали с уроженцев села, проживающих в других местах, 45 тыс. долларов США, которые пойдут либо на восстановление этой церкви, либо на строительство новой. В настоящее время 85 жителей этого села работают на крупнейшей в республике Сарсангской гидроэлектростанции на реке Тертер, 30 человек – на упомянутом выше совместном золотодобывающем предприятии «Base metals», в контрактной армии служат 20 человек. Их служба проходит в достаточно трудных  высокогорных условиях; платят им по 100 тыс. драмов (в 2007 г. 13 драмов составляли 1 руб.). Контрактниками служат молодые мужчины и из других сел, например, из с. Азох почти 30% мужчин – контрактники. За счет американской помощи отремонтированы здания администрации, медпункта, Дома торжеств, ряд жилых домов в с. Вардадзор, здание медпункта -  в с. Нахиджеваник. В с. Тог в 2005 г. был построен Дом торжеств для проведения свадеб и поминок, недавно был открыт на средства частного предпринимателя мукомольный завод, вся дорогостоящая техника для которого была привезена из России. Весь процесс производства муки механизирован. Муку фасуют в мешки по 50 кг. На заводе работают 12 человек, зарплата их до 60-70 тыс. драмов. Недалеко от этого села в живописном месте с 2006 г. начали строить зону отдыха «Нор кянк» («Новая жизнь»). Здесь уже построены два бассейна, имеются раздевалки, туалеты, пляжные шезлонги. Ежедневно сюда привозят свежее мясо для шашлыков и другие продукты. Здесь имеются беседки, столы, скамейки, наборы необходимой посуды, кухня. Вход стоит 500 драмов либо 10 тыс. драмов на всю семью, которая может здесь отдыхать в течение целого дня. Обслуживающий персонал составляет 30 человек. Финансировали строительство этой частной зоны отдыха Виген Аветисян (он был заместителем командира полка) и Артур Аганбекян (был командиром полка, затем в Ереване был зам. министра обороны, сейчас – депутат Национального собрания Республики Армения). Во время нашего посещения с. Тог в этой зоне отдыха с большим торжеством отмечали дни рождения детей бывшего командира полка Хорена Овсепяна – дочери 17 лет, студентки 2-го курса Медицинского института, и сына 21 года. На праздник, на который мы были приглашены, собрались уважаемые жители села, педагоги, друзья сына, приехали из Степанакерта  однокурсники дочери. Столы ломились от обильного угощения. Было много танцев, песен, тостов, в целом праздник прошел очень весело. В другой день мы наблюдали, как в этой зоне отдыха веселились с утра до вечера приехавшие из с. Чартар Мартунинского района ученики двух девятых классов со своими педагогами. Помимо танцев, игр, в конце праздника они разожгли костер и перепрыгивали через него. 

     Хотя постепенно жизнь в Нагорном Карабахе налаживается, основное беспокойство сельских жителей вызывает нехватка рабочих мест, поскольку существовавшие прежде филиалы отдельных предприятий пока практически бездействуют. По данным переписи 2005 г. по основным источникам средств существования постоянное сельское население республики распределялось следующим образом (табл.6):

                                                                                                                                          Таблица 6

        Распределение постоянного сельского населения по основным источникам

                                                 средств существования*

Основной источник средств существования

Мужчины,

всего человек 33440

Женщины,

всего человек 33785

Работа (кроме работы в собственном хозяйстве)

               7303

           5443

Работа в собственном хозяйстве

               3902

            2393

Доход с собственности

                 529

               299

Стипендия

                   46

                 62

Пенсия

               5825

              7761

Пособие (кроме пособия по безработице)

                 877

              1345

Пособие по безработице

                   10

                   22

На государственном обеспечении

                  923

                   23

Иная денежная помощь

                  694

                 1044

Финансовая помощь (не государственный источник)

                  773

                  1111

На иждивении

              10676

                 11910

Иной источник

                1882

                    2372

*Рассчитано по: Результаты переписи населения Нагорно-Карабахской Республики 2005 г. (показатели НКР). Степанакерт, 2006. С. 114-122 (арм., англ., рус.)..

     Таким образом,  большинство сельских жителей имеют основной источник дохода от собственного хозяйства, даже в том случае, если они работают или получают пенсию либо какое-либо пособие. Бесплатная раздача земли была осуществлена в Нагорном Карабахе с осени 1998 г. из расчета 0,6 га на одного члена семьи. Приватизация земли была проведена только один раз, поэтому если даже в дальнейшем число членов семьи возрастает, земельный участок больше не увеличивают. Желающие получить землю большего размера могут ее только арендовать. Однако, как говорят старики, если в прошлом их предки умели обрабатывать землю, не применяя особой техники, то нынешнее поколение не может обойтись без современной техники. А она уже заметно изношена, запчасти достать трудно, кроме того, за использование техники, находившейся сейчас в частном владении, нужно платить, а также покупать солярку, бензин, на все это денег не хватает. Поэтому, несмотря на то, что правительство уже несколько лет подряд осуществляет политику льготного кредитования крестьянских хозяйств, многие считают, что срок в девять месяцев, на который отпускается кредит, недостаточен для того, чтобы успеть расплатиться, и с ностальгией вспоминают колхозы, когда они были обеспечены постоянной работой, техникой, удобрениями и гарантированной оплатой. Думается, что все это временные трудности, связанные с переходом к рыночной экономике и существующие практически на всем постсоветском пространстве. Крестьянам все равно придется привыкать к новым условиям жизни. А это уже заметно, например, по тем фактам, что они стараются трудиться на своей земле как можно лучше, что в селах начали появляться крупные фермерские хозяйства, что в каждом селе имеется по несколько небольших частных магазинов с разнообразными промышленными товарами и продуктами, которые их владельцы привозят из Степанакерта или Еревана.

     В селах Нагорного Карабаха до сих пор сохраняется немало домов постройки конца XIX – начала XX в. Это каменные двухэтажные дома, с балконами на оба этажа, под двухскатными крышами, покрытыми жестью или черепицей. В свое время эти дома, построенные в подражание городским, были новшеством для карабахских сел. Их строили в основном в тех районах (Варанда, Дизак), где сильнее было развито отходничество в крупные города. Нижний этаж такого дома отводился для хранения домашних запасов, а верхний предназначался для жилья и приема гостей. Окна, узкие снаружи и расширяющиеся вовнутрь, проделывались в боковых стенах со стороны балкона. Подобного типа домов, давно ставших уже традиционными для Карабаха, сейчас особенно много в Гадрутском и некоторых селах Мартунинского района. Дома более поздней постройки также из камня, в основном двухэтажные, с балконами в два этажа. Нижний этаж по традиции приспособлен для хозяйственных нужд, а верхний – жилой. В этих домах вместо одной большой комнаты верхнего этажа сделано несколько жилых комнат – обычно гостиная и две или более спален. В послевоенный период, в 2001 г., из-за отсутствия газа и из-за необходимости обогревать помещение печкой и на ней же готовить еду, семья нередко проводила все время на нижнем этаже. Многие дома во время обстрелов серьезно пострадали, имели трещины и находились в аварийном состоянии. Некоторые стоят разрушенными до сих пор, особенно в селах Атерк, Нахиджеваник, Вардадзор, Тог. В с. Азох мне показывали вырытые около домов небольшие землянки, в которых члены семьи были вынуждены спать во время войны. К 2007 г. положение несколько улучшилось, во-первых, в ряд сел уже поступает постоянный газ, в другие села проводится газопровод, во-вторых, многие аварийные дома, в первую очередь крыши, были отремонтированы. В то же время мало вписываются в народную культуру построенные благодаря зарубежной помощи для семей погибших, беженцев, а также многодетных семей небольшие типовые одноэтажные дома.

     Обстановка в домах по-прежнему городского типа, мебель в большинстве своем, как и в 1987 г., старых образцов, но при этом если в 2001 г. интерьер в целом стал заметно беднее, по сравнению с довоенным периодом, то в 2007 г., преимущественно в домах глав сельских администраций, успешных предпринимателей мебель обновляется, ремонтируются комнаты, приобретается новая сантехника. Например, в просторном и благоустроенном доме с большой верандой главы администрации с. Тог Александра Шаболяна, 1963 г. рожд. и его жены Карины, 1965 г.рожд., четыре комнаты, в которых  недавно сделан ремонт, прекрасная ванная комната с выложенной на полу и на стенах плиткой, импортный унитаз, холодная и горячая вода, на кухне – импортные мебельный гарнитур, газовая и электрическая плита, двухкамерный холодильник «Мицубиси». В доме импортные телевизор, видео, вентилятор. У него с женой три сына – Арут, Армен и Геворг. Земельный участок у них – 40 га, там сажают пшеницу, около дома – огород и фруктовый сад (яблоки, груши, королек, хурма, инжир, виноград). На своей ферме они держат несколько десятков свиней, за которыми смотрит наемный рабочий из их села, в их хозяйстве около дома имеются также куры, утки, индюки. По словам А. Шаболяна, сейчас в их селе живут неплохо, поскольку имеется немало мест для работы, в частности, в строящейся недалеко упомянутой выше зоне отдыха, а главное – хватает воды и для питья, и для орошения (поскольку их село омывается двумя реками), что во многих селах является проблемой (особенно тяжелая ситуация с питьевой водой в с. Нахиджеваник, в котором единственный ее источник находится в глубоком ущелье). В селе Тог – 63 частные машины, в 10 домах – телефоны, примерно 30% жителей имеют сотовые телефоны. В частной собственности жителей – 180 коров, т. е. практически в каждой семье по корове, и много свиней. В этом селе до 1991 г. жили азербайджанцы, причем их было даже больше (примерно 800 человек), чем армян (750 человек). История заселения этого села (в свое время оно было резиденцией дизакского мелика Егана) тюрками восходит к XIX в., когда один из братьев Еганянов принял ислам, после чего стал относить себя к тюркам. Впоследствии в нем поселилось много азербайджанцев, которые заняли руководящие посты в селе. Так, до карабахского конфликта директор школы, директор совхоза были азербайджанцами. В разгар вооруженного этапа войны, 31 октября 1991 г., азербайджанцы убили всех пяти членов местной семьи Даниелянов. После этого армяне решили, чтобы все азербайджанцы покинули село. По решению военного командования была открыта главная дорога из села до Физули, по которой азербайджанцы ушли. После этого армяне сожгли все их дома.

     Наряду с обновлением сельскими семьями интерьера своих домов,  в карабахских селах, к сожалению, исчезли традиционные ворсовые и безворсовые (карпеты) ковры. Причина этого в том, что, с одной стороны,  во время войны многие армянские дома были разграблены, а, с другой стороны, некоторые семьи вынуждены были продать ковры из-за нужды. В то же время большинство семей приобрели в последние годы импортные телевизоры, во многих семьях появились видеомагнитофоны, в некоторых – музыкальные центры, спутниковые антенны. Уже во время моей поездки в 2001 г. сельские жители выражали большое удовлетворение тем, что стало возможным смотреть телепередачи из Еревана и Степанакерта, поскольку раньше телевидение было только из Баку и в основном на азербайджанском языке. По-прежнему в семьях большое внимание уделяется постели, причем количество постельных принадлежностей в силу стойко сохраняющегося обычая гостеприимства часто намного превышает число членов семьи. По традиции одеяла и тюфяки шьются из шерсти, которую периодически моют и взбивают.

     Если в середине 1970-х годов я еще застала бытование среди женщин самого старшего поколения традиционного костюма карабахской армянки - hайявари[9], то уже в 1987 г. он мне ни разу не встретился. В 2001 г. женщины самого старшего поколения, как и в 1987 г., носили распространившийся еще в 1920-30-е гг. костюм, являвшийся переходным от традиционного, к которому он приближался по своему общему силуэту, к городскому. Он состоял из платья, отрезного по талии и присборенного, с длинными рукавами, темных тонов, передника, головного платка или косынки и туфель, либо тапочек фабричного производства. Женщины среднего поколения носили общегородскую одежду – костюмы, платья, юбки с кофтами. К 2007 г. общегородская одежда стала распространяться и среди старшего поколения, поскольку к этому поколению стали принадлежать многие из тех женщин, которые в 2001 г. относились к среднему поколению.

     Мужской традиционный костюм карабахских армян стал исчезать из быта гораздо раньше, чем женский, - уже с начала XX в., что было связано с более подвижным образом жизни мужчин, в частности, с традицией отходничества. Но если в середине 1970-х годов можно было еще наблюдать распространенные среди мужчин старшего поколения некоторые элементы их традиционного костюма, используемые в качестве производственной одежды, - вязаные шерстяные орнаментированные носки (гульба) и сделанную из сыромятной кожи обувь (трех), то в 1987 г. эти вещи встречались у стариков уже в виде редкого исключения. В 2001 г. я видела только одного старика в с.Атерк, на ногах которого были трехи.  Мужчины старшего и нередко среднего поколения носят на голове кепку. Воевавшие мужчины еще в 2001 г. иногда носили камуфляжную военную форму.

     Одежда молодого поколения – и мужчин, и женщин – уже в 2001 г. почти ничем не отличалась от городской. Правда, в отличие от горожанок, сельские девушки не носили брюки. Но, как и горожанки, они предпочитали, особенно в праздники, нарядную одежду модного покроя. В то время среди молодых женщин и девушек, особенно в городе, были распространены удлиненные юбки с боковым разрезом, сшитые из черного бархата. По всей видимости, такая одежда чаще встречалась, поскольку в 2001 г. я была в Карабахе осенью, когда было уже прохладно. В 2007 г. это было лето, поэтому на молодежи в основном были легкие платья, сарафаны, открытые кофточки, майки, при этом большинство девушек были уже в брюках (фото 7-9).

     Современная свадебная одежда сельских жителей, как это стало принятым еще в 1970-е годы, такая же, как и в городе: у невесты весь ансамбль светлых тонов, преимущественно белого цвета – платье современного покроя, фата, украшенная цветами, перчатки, туфли, у жениха – черного цвета костюм и белая сорочка.

     Специальной траурной одежды у карабахских армян по-прежнему нет. Обычно молодые и среднего поколения женщины присутствуют на похоронах в повседневных платьях, а мужчины – в повседневных костюмах. Лишь пожилые женщины покрывают голову черным платком. После войны черного цвета платья нередко носят вдовы.

     Несмотря на трудности послевоенного времени, питанием карабахские семьи себя обеспечивают, чему во многом способствуют благоприятные для развития сельского хозяйства природные условия, а также то, что помимо земли они содержат, как говорилось выше, и по несколько голов (а некоторые семьи и по несколько десятков голов) домашнего скота (в основном, коров, свиней, птицу), нередко пчелиные улья. Кроме того, сельские жители по существующей  традиции широко используют в своей пище растущие здесь в изобилии кизил, ежевику, малину шиповник, орехи, разного рода дикорастущие фрукты и травы. Особенно это помогало им во время войны, когда пища была довольно скудной. Излишки сельской продукции они продают на рынках в Степанакерте и в районных городах. Но поскольку денежной массы все же не хватает, между жителями разных районов налажен и натуральный обмен, например, картофель обменивают на лук, пшеницу – на виноград или на привозимые из Армении овощи и рыбу. Надо отметить, что во время войны площади сельскохозяйственных угодий значительно сократились, в том числе посевов зерновых и особенно (в несколько раз) плантаций винограда, что во многом произошло из-за трудностей с его реализацией, а также необходимостью увеличения злаковых для питания в условиях блокады. В 2000 г. правительством НКР была разработана специальная программа «Виноград», предусматривающая в ближайшие годы восстановление этой важной для республики отрасли сельского хозяйства. В 2007 г. можно было видеть уже выросшие новые насаждения виноградников, например, в с. Тог они занимают 5 га. Налажена и реализация винограда в магазины или на специальные пункты по 200 -250 драмов за 1 кг. Принимают и мясо-молочные продукты. Например, в с. Аветараноц  из Степанакерта специально приезжают на машине уполномоченные люди и скупают молоко по 80-100 драмов за литр; мясо покупают и городские жители Степанакерта и Армении. Так, 1 кг свинины принимают по 1300 драмов (а продают здесь по 1500 драмов), 1 кг  говядины - соответственно по 1100 и по 1300 драмов, 1 кг баранины – по 1300 и 1500 драмов. В этом селе сейчас около 30 фермеров, которые имеют по несколько десятков голов коров, свиней, овец. Корова стоит около 200 тыс. драмов, лошадь – 150 тыс., осел, который является в горах важной тягловой силой, – 15-20 тыс. драмов.

   Уже в 2001 г. вновь среди карабахских армян стали популярны разнообразные традиционные мясные, молочные, крупяные и овощные блюда. Это, например, шашлык (хоровац), чаще из свинины, отварное мясо (хашлама), голубцы из виноградных либо капустных листьев и овощей, начиненные мясо-крупяным фаршем (долма), густой и клейкий бульон из желудка и бараньих или говяжьих ножек, который варят всю ночь и едят рано утром очень горячим с толченым чесноком и накрошенным хлебом (хаш), плов, чаще с курицей (плав), пшеничная каша с хорошо разваренной курицей или, чаще, со свининой (куркут), кисломолочный суп с рисом (танов), красную или зеленую стручковую фасоль (лоби), домашнего приготовления сыр, масло, кислое молоко (мацун), а также огородная зелень. По-прежнему широко распространено маринование и соление овощей и дикорастущих съедобных растений. Эти растения, а также огородную зелень едят в большом количестве в свежем виде. Кроме того, зелень сушат и заготавливают впрок для приготовления разнообразных блюд, а также как приправу к мясу и рыбе.

    В качестве сладких блюд употребляют различные фрукты как в свежем, так и в сушеном виде, орехи, мед, а также такие сладости, как халва, пахлава. В 2007 г. на праздничных столах можно было увидеть и заморские финики, орехи арахис, кешью. В 2001 г. новшеством было приготовление разного рода тортов, пирожных, кексов. В то же время такое традиционное печеное изделие, как кята стало редкостью. Сладким блюдом остается уваренный сок тутовых ягод (дошаб), имеющий также и лечебные свойства, в частности, это средство помогает при кашле. Уже в 1970-е гг., под влиянием города, большое распространение получили консервирование компотов из фруктов и ягод, приготовление различных сортов варенья, джемов, соков. Позднее стали готовить варенье из плодов шиповника.

   Традиционным крепким напитком карабахских армян остается 60-70-градусная тутовая водка. В свое время, описывая интерьер дома карабахского армянина, один из бытописателей XIX в. отмечал, что около одной из стен всегда «стоят карасы с водкою»[10]. Эту водку применяли и с лечебными целями. Так, из нее делали компрессы при ушибах. В народной медицине известно, что рюмка домашней тутовой водки способна сбить температуру, поможет избавиться от боли в горле, от кашля, что после нее не бывает похмельного синдрома. В 2001 г. в одном из сел Нагорного Карабаха я немного простудилась, стала неважно себя чувствовать, и когда об этом узнал хозяин дома, в котором я остановилась, он заставил меня на ночь выпить рюмку тутовой водки, после чего у меня на утро исчезли все признаки простуды. В настоящее время производство тутовой водки в Нагорном Карабахе налажено не только в сельских семьях, но и на заводе, и ее можно купить в магазине.

   Наряду с традиционной минеральной водой в качестве новых прохладительных напитков распространение получили «Фанта», «Кока-кола», «Пепси-кола». В то же время следует отметить, что если в 1970-80-е гг. наиболее распространенным напитком у карабахских армян оставался чай, в который нередко для аромата добавляли душистую траву (хорн) или корицу, то уже в 2001 г. в быт широко вошел перенятый из Армении обычай употребления кофе, и гостя (если он заранее не был приглашен) стало престижно угощать чашечкой крепкого кофе с кусочками шоколада или конфетами.

   По-прежнему в питании местных армян большую роль продолжает играть пшеничный хлеб. Если в 1980-е гг. сельские жители в повседневном быту все чаще пользовались покупным хлебом и лишь в торжественных случаях предпочитали выпекать его дома в виде толстых лепешек круглой формы, то уже в 2001 г., из-за отсутствия хлеба в сельских магазинах, употребляли только хлеб домашней выпечки. И хотя к 2007 г. в селах появились частные пекарни, где можно купить свежий хлеб, хозяйки предпочитают чаще выпекать его дома. Хлеб пекут в традиционных печах-тонирах. По существующей здесь традиции эти печи, врытые в землю и выложенные кирпичом, находятся в стороне от жилого дома под специальными навесами в разных кварталах села из расчета один тонир на несколько домов. Женщины из разных семей пекут в них хлеб поочередно, помогая друг другу в этом трудоемком занятии. Пекут хлеб следующим образом. Сначала одна из женщин делит готовое тесто на определенные порции, которые другая женщина раскатывают специальной скалкой, а затем передает той женщине, которая сидит рядом с тониром. Эта женщина натягивает раскатанное тесто на специальную круглой формы подушку из плетенной из ивы основой – теп, потом вилкой на его поверхности делает несколько дырочек, после чего сбрызгивает водой и, опустив в тонир, прикрепляет к его раскаленной стенке. Этот хлеб, в отличие от тонкого лаваша, печется сравнительно долго. После того, как хлеб покраснеет с одной стороны, его вынимают с помощью специального железного приспособления круглой формы с длинной ручкой – цхан и держат недолго на дне тонира над раскаленными углями, пока другая его сторона не покраснеет. За один раз хозяйки выпекают, как правило, 25-30 хлебов, что хватает семье на неделю (фото 10-11). Чтобы возвратить хлебу вкусовые качества, его по мере необходимости подогревают. При выпечке хлеба новшеством стало использование с 1990-х годов сухих дрожжей, в отличие от прошлого, когда для этого использовали кусок теста от прежней выпечки. Новшеством стала и некоторая помощь мужчин в выпечке хлеба, а это, как известно, противоречило традиции, не допускающей нахождение около тонира во время выпечки хлеба лиц мужского пола, вплоть до грудных младенцев[11]. Так, в 2001 г. я наблюдала в с. Ванк, как муж помогал в этом деле жене, вынимая готовый хлеб из печи; в 2007 г. в с. Красный Базар сын хозяйки, занятой выпечкой хлеба, приносил тесто и уносил готовые хлеба в дом.  

   В селах меня прежде всего интересовал вопрос, какие изменения в семейно-бытовую культуру карабахских армян привнесла война. Полученные в ходе обработки похозяйственных книг сельских администраций (в середине 1970-х годов и в 1987 г. – сельских Советов) данные в одних и тех же 10 селах позволили выявить определенные тенденции, произошедшие в структурном составе хозяйств карабахских армян за последнюю треть века: с середины 1970-х годов до осени 1987 г. и с осени 1987 г., т.е. по существу с начала Карабахского движения,  до настоящего времени. В целом за оба периода в обследованных селах шло сокращение числа хозяйств – с 2520 до 2495 и до 2221 (табл.3). Однако если в первый период подобное сокращение, особенно в селах Хндзиристан (с 220-до 194), Тог (с 221 до 196), Атерк (с 587 до 545), происходило за счет интенсивной миграции армян, в основном молодежи, на учебу и работу за пределы Карабаха, что часто влияло на процесс «постарения» его населения (исключение составили села Гиши, где был богатый колхоз, и Ванк, где можно было работать на деревообрабатывающем комбинате), то произошедшие во второй период изменения объясняются главным образом войной. Поэтому естественно, что в тех селах, которые были подвергнуты большему разрушению, число хозяйств, по сравнению с довоенным 1987 г., заметно сократилось, например, в селах Нахиджеваник (со 128 в 1987 г. до 75 в 2001 г. и до 62 в 2007 г.), Вардадзор (соответственно со 117 до 111 и 93), Атерк (с 545 до 441 и 408), Сос (с 247 до 218 и 212). В то же время в селах, где не было разрушений, число хозяйств, напротив, увеличилось: в с. Хндзиристан – со 194 в 1987 г.  до 247 в 2001 г., в с. Аветараноц – соответственно с 252 до 276. Некоторое увеличение наблюдалось и в с. Азох – со 181 до 196. Во многом это произошло и за счет поселившихся в этих селах семей армянских беженцев из Азербайджана. Но когда впоследствии многие семьи беженцев уехали,  в этих селах к 2007 г. также было отмечено некоторое сокращение числа хозяйств: в с. Хндзиристан - с 247 до 196, в с. Аветараноц – с 247 до 196, в с. Азох – со 196 до 191. В селах Ванк и Гиши число хозяйств к 2001 г. практически не изменилось: соответственно 348 – 342 и 287 – 286. Некоторое увеличение числа хозяйств к 2007 г. произошло только в наиболее благополучных селах Гиши – до 296 и Тог – до 188.

     Обратимся к динамике структурного состава хозяйств, в первую очередь их численности (табл.7):

 

                                                                                                                      Таблица 7

                       Распределение хозяйств по численному составу семей*

Село,

район

Год обследования

Всего

хозяйств

В том числе

Одиночки,

%

Семьи, состоящие из (число человек),  %

2-3

4-5

6-7

8 и более

Нахиджеваник,

Аскеранский

1975

1987

2001

2007

130

128

75

62

16,2

21,1

21,3

17,7

30,8

32,0

33,3

37,1

24,6

24,2

22,7

25,8

19,2

18,8

20,0

14,5

9,2

3,9

2,7

4,9

Вардадзор,

Аскеранский

1975

1987

2001

2007

128

117

111

93

9,4

12,8

34,2

33,3

30,5

32,5

30,6

31,2

26,5

30,8

27,0

26,9

28,9

18,8

8,1

8,6

4,7

5,1

-

-

Аветараноц,

Аскеранский

1975

1987

2001

2007

261

252

276

246

22,6

22,2

13,8

12,2

20,7

21,0

26,8

21,1

21,1

30,6

39,5

39,0

28,7

21,8

14,8

23,6

6,9

4,4

5,1

4,1

Хндзиристан,

Аскеранский

1975

1987

2001

2007

220

194

247

196

27,3

26,8

23,5

17,3

25,9

33,0

26,3

25,5

19,5

21,1

30,8

35,2

20,5

15,5

16,2

16,4

6,8

3,6

3,2

5,6

Азох,

Гадрутский

1974

1987

2001

2007

181

181

196

191

33,7

23,8

12,8

11,0

23,8

21,5

26,1

21,5

23,2

24,9

37,2

40,8

14,3

26,5

17,4

22,0

5,0

3,3

6,6

4,7

Тог,

Гадрутский

1974

1987

2001

2007

221

196

183

188

23,5

29,6

18,0

21,3

38,9

30,6

30,1

25,5

19,4

28,1

32,8

34,0

16,7

11,2

15,3

16,5

1,5

0,5

3,8

3,2

Сос,

Мартунинский

1974

1987

2001

2007

256

247

218

212

9,0

15,8

10,6

8,0

23,8

24,7

24,8

22,2

23,4

24,7

26,6

30,7

34,4

28,7

28,4

32,5

9,4

6,1

9,6

6,6

Гиши,

Мартунинский

1974

1987

2001

2007

254

287

286

296

7,5

9,0

7,0

7,1

18,9

20,6

20,6

25,0

22,0

33,8

39,9

43,6

33,9

31,0

29,4

21,6

17,7

  5,6

  3,1

  2,7

Ванк,

Мартакертский

1975

1987

2001

2007

282

348

342

329

18,1

18,1

17,0

15,5

24,8

29,3

22,8

21,6

25,9

28,4

32,2

26,8

24,8

21,3

21,9

24,3

  6,4

  2,9

  6,1

 11,8

Атерк,

Мартакертский

1975

1987

2001

2007

587

545

441

408

 

12,8

9,9

16,8

19,6

19,1

22,6

35,6

32,4

19,4

27,9

29,7

25,0

33,9

31,2

15,9

19,4

 

 14,8

   8,4

   2,0

   3,6

Итого

1974-

1975

1987

2001

2007

2520

 

2495

2375

2221

 

18,0

 

17,4

16,1

15,1

25,7

 

25,7

27,4

25,5

22,5

 

27,8

32,8

33,0

25,5

 

24,2

19,3

21,2

  8,3

 

  4,9

  4,4

  5,2

*Рассчитано по данным похозяйственных книг сельских администраций (в 1970-е гг. и в 1987 г.  г. - сельских Советов).

     Характерная для первого периода миграция молодежи не могла не повлиять на структурный состав хозяйств. Поэтому там, где этот процесс был сильнее, к 1987 г. заметно возросла доля одиночек, например, в селах Нахиджеваник (с 16,2 до 21,1%), Вардадзор (с 9,4 до 12,8%), Тог (с 23,5 до 29,6%), Сос (с 9,0 до 15,8%). Одновременно повсюду, кроме с. Азох, к 1987 г. произошло снижение доли семей в 6 и более человек, наиболее чувствительное в селах Вардадзор (с 33,6 до 23,9%), Аветараноц (с 35,6 до 26,2%), Сос (с 43,8 до 34,8%), Гиши (с 51,6 до 36,6%), Атерк (с 48,7 до 39,6%). За второй период доля одиночек повысилась лишь в селах, наиболее сильно пострадавших от войны, т.е. в селах Вардадзор (с 12,8 в 1987 г. до 34,2 в 2001 г. и 33,3% в 2007 г.) и Атерк (соответственно 9,9 – 16,8 – 19,6%); в с. Нахиджеваник доля одиночек к 2001 г. практически осталась на прежнем высоком уровне (21,1 и 21,3%), а к 2007 г. она снизилась до 17,7%. В большинстве остальных сел доля одиночек постепенно снижалась, например, в с. Аветараноц (с 22,2% в 1987 г. до 13,8% в 2001 г. и 12,2% в 2007 г.), Хндзиристан (соответственно с 26,8 до 23,5 и 17,3%), Азох (с 23,8 до 12,8 и 11,0%), Сос (с 15,8 до 10,6 и 8,0%), Ванк (с 18,1 до 17,0 и 15,5%). В с. Тог доля одиночек к 2001 г. также заметно снизилась (с 29,6 до 18,0%), но к 2007 г. она вновь немного повысилась (до 21,3%). В целом по обследованным селам отмечено за оба периода постепенное снижение доли одиночек: с 18,0% в 1975 г. до 17,4% в 1987 г. и до 16,1% в 2001 г. и 15,1% в 2007 г. Что касается многочисленных семей в 6 и более человек, то к 2001 г. в шести из обследованных сел произошло сокращение их удельного веса,  например, в селах Вардадзор (с 23,6 в 1987 г. до 8,1% в 2001 г.), Аветараноц (соответственно с 26,4 до 19,9%), Азох (с 29,8 до 24,0%), Гиши (с 36,6 до 32,5%),  Атерк (с 39,6 до 17,9%). Однако к 2007 г.  доля таких семей в этих селах вновь несколько возросла: в с. Вардадзор -  до 8,6%, в с. Аветараноц  - до 27,7%, в с. Азох – до 26,7%, в с. Гиши – до 24,3%, в с. Атерк – до 23,0%. Повышение за весь второй период наблюдалось в селах Хндзиристан (с 19,1 в 1987 г. до 19,4 в 2001 г. и 22,0% в 2007 г.), Тог (соответственно с 11,7 до 19,1 и 19,7%), Сос (с 34,8 до 38,0 и 39,1%) и Ванк (с 24,2 до 28,0 и 36,1%).

     Соответственно менялось и распределение хозяйств по числу поколений в семьях (табл. 8).

                                                                                                                              Таблица 8

                        Распределение хозяйств по числу поколений в семьях*

Село,

район

Год обследования

Всего хозяйств

В том числе семьи с числом поколений, в %

1 (включая одиночек)

2

3

4

Нахиджеваник,

Аскеранский

1975

1987

2001

2007

130

128

 75

 62

33,8

43,0

37,3

40,3

46,9

37,5

45,3

43,6

18,5

17,9

14,7

16,1

0,8

1,6

2,7

-

Вардадзор,

Аскеранский

1975

1987

2001

2007

128

117

111

 93

26,6

29,9

49,6

49,5

58,6

45,3

44,1

44,1

14,8

23,1

6,3

6,4

-

1,7

-

-

Аветараноц,

Аскеранский

1975

1987

2001

2007

261

252

276

246

32,6

28,6

26,1

19,1

51,7

48,8

50,7

50,0

15,8

21,8

22,8

29,7

0,4

0,8

0,4

1,2

Хндзиристан,

Аскеранский

1975

1987

2001

2007

220

194

247

196

39,1

45,9

38,5

33,7

49,1

36,1

45,7

39,8

10,9

18,0

15,8

25,0

0,9

-

-

1,5

Азох,

Гадрутский

1974

1987

2001

2007

181

181

196

191

44,2

32,6

23,5

20,0

46,4

42,5

51,0

49,2

9,4

24,3

24,5

27,7

-

0,6

1,5

3,1

Тог,

Гадрутский

1974

1987

2001

2007

221

196

183

188

45,7

48,5

30,6

28,2

44,8

39,8

49,2

53,2

9,5

11,7

19,7

18,1

-

-

0,5

0,5

Сос,

Мартунинский

1974

1987

2001

2007

256

247

218

212

18,0

29,6

23,4

18,4

49,2

34,8

34,9

35,9

32,0

35,2

39,4

39,6

0,8

0,4

2,3

6,1

Гиши,

Мартунинский

1974

1987

2001

2007

254

287

286

296

16,1

17,4

14,3

15,2

44,9

49,1

42,0

45,3

37,0

32,8

42,0

36,8

2,0

0,7

1,7

2,7

Ванк,

Мартакертский

1975

1987

2001

2007

282

348

342

329

30,9

37,4

28,4

25,5

52,5

42,2

41,8

34,1

16,3

19,3

27,8

37,7

0,3

1,1

2,0

2,7

Атерк,

Мартакертский

1975

1987

2001

2007

587

545

441

408

21,3

18,2

35,1

38,1

55,9

45,0

44,0

34,0

22,6

34,1

19,5

26,5

0,2

2,7

1,4

1,5

Итого

1974-

1975

1987

2001

2007

2520

 

2495

2375

2221

30,8

 

33,1

29,3

26,9

50,0

 

42,1

44,6

41,6

18,7

 

23,8

24,8

29,3

0,5

 

1,0

1,3

2,2

*Рассчитано по данным похозяйственных книг сельских администраций (в 1970-е гг. и в 1987 г. - сельских Советов).

   Рост доли одиночек влиял на удельный вес однопоколенных хозяйств, например, с середины 1970-х годов к 2001 г. в с. Вардадзор он возрос с 26,6 до 49,6%, оставаясь на том же уровне и в 2007 г. (49,5%); в с. Атерк – с 21,3 до 35,1%  и в дальнейшем, к 2007 г. – до 38,1%. Но для большинства сел характерна следующая тенденция:  если к 1987 г. процент однопоколенных хозяйств в них увеличился, то к 2001 г. наступило его снижение, продолжающееся и к 2007 г., например, в селах Хндзиристан (с 39,1 до 45,9 и до 38,5 и 33,7%), Тог (с 45,7 до 48,5 и до 30,6 и 28,2%), Сос (с 18,0 до 29,6 и до 23,4 и 18,4%), Ванк (с 30,9 до 37,4 и до 28,4 и 25,5%). К 2001 г. в большинстве сел отмечена тенденция к росту доли семей, состоящих из трех или, реже, четырех поколений. Так, по сравнению с 1987 г. удельный вес подобных семей возрос в селах Тог – с 11,7 до 20,2%, Сос – с 35,6 до 41,7, Гиши – с 33,5 до 43,7, Ванк – с 20,4 до 29,8%. В то же время в наиболее пострадавших от войны селах доля таких семей, напротив, сократилась, в основном за счет отъезда или гибели части населения, в частности насильственной смерти стариков, которым трудно было выехать за пределы края: в с. Нахиджеваник – с 19,5 до 17,4%, в с.Вардадзор – с 24,8 до 6,3%, в с. Атерк – с 36,8 до 20,9%. Через 6 лет, к 2007 г., в большинстве сел доля семей из трех и четырех поколений возросла, например, в с. Аветараноц – с 23,2 до 30,9%, в с. Хндзиристан – с 15,8 до 26,5%, в с. Азох – с 25,5 до 30,8%, в с. Сос – с 41,7 до 45,7%, в с. Ванк – с 29,8 до 40,4%, в с. Атерк – с 20,9 до 28,0%. В остальных селах она либо осталась почти на прежнем уровне, как в с. Вардадзор (6,3 – 6,4%) либо немного сократилась: в с. Нахиджеваник – с 17,4 до 16,1%, в с. Тог – с 20,2 до 18,6%, в с. Гиши – с 43,7 до 39,5%.

   Миграция армянской молодежи до 1987 г., естественно, влияла на возрастной состав сельского населения и, в частности, на рост и состав однопоколенных хозяйств (табл.9), которые в подавляющем большинстве случаев как в середине 1970-х годов, так и в 1987 г. состояли из пожилой (старше 70 лет) супружеской пары либо одиночки – старика или, чаще, пожилой женщины (в обследованных селах их было в эти периоды соответственно 729 и 757), причем процент таких хозяйств к общему числу однопоколенных возрос за эти годы с 86,6 до 90,9%. К 2001 г. картина изменилась, и пожилые пары и одиночки составили в общем числе 696 однопоколенных хозяйств гораздо меньшую долю – 63,8%, т.е. по своему возрастному составу  эти хозяйства заметно «помолодели». Этот процесс зафиксирован во всех обследованных селах, особенно в селах Тог (с 93,7 до 64,3%), Сос (с 86,3 до 51,0%), Атерк (с 92,9 до 53,5%). К 2007 г. этот процесс продолжался в селах Вардадзор (с 67,3 до 65,2%), Тог (с 64,3 до 56,6%), Гиши (с 68,3 до 55,6%), однако в большинстве обследованных сел доля таких хозяйств вновь возросла: в селах Нахиджеваник (с 78,6 до 80,0%), Аветараноц (с 69,4 до 87,2%), Хндзиристан (с 72,6 до 83,3%), Азох (с 65,2 до 71,1%), Сос (с 51,0 до 61,5%), Ванк (с 64,9 до 82,1%), Атерк (с 53,5 до 86,5%). В целом доля таких семей в общем числе однопоколенных семей возросла к 2007 г. с 63,8 до 76,8%.

 

                                                                                                                                Таблица 9

                                    Состав однопоколенных хозяйств*

Село, район

Год обследования

Число однопоколенных хозяйств

Из них хозяйства, состоящие из:

Всего таких хозяйств

% их к общему числу однопоколенных хозяйств

Пожилой супружеской пары

Одинокого старика

Одинокой пожилой женщины

 

 

Нахиджеваник, Аскеранский

1975

1987

2001

2007

44

55

28

25

19

24

11

11

2

4

2

2

18

21

9

7

39

49

22

20

 

88,6

89,1

78,6

80,0

Вардадзор

1975

1987

2001

2007

34

35

55

46

16

18

10

9

1

4

8

6

10

10

19

15

27

32

37

30

79,1

91,4

67,3

65,2

Аветараноц

1975

1987

2001

2007

85

72

72

47

26

10

21

13

7

6

2

8

46

47

27

20

79

63

50

41

92,9

87,5

69,4

87,2

Хндзиристан

1975

1987

2001

2007

86

89

95

66

25

36

21

26

1

4

14

3

59

45

34

26

85

85

69

55

98,8

95,5

72,6

83,3

Азох, Гадрутский

1974

1987

2001

2007

80

59

46

38

8

12

15

14

7

10

2

3

44

29

13

10

59

51

30

27

73,8

86,4

65,2

71,1

Тог, Гадрутский

1974

1987

2001

2007

101

95

56

53

20

32

11

5

5

6

2

6

63

51

23

23

88

89

36

34

87,1

93,7

64,3

56,6

Сос, Мартунинский

1974

1987

2001

2007

46

73

51

39

21

26

10

16

5

2

2

1

18

35

14

7

44

63

26

24

95,6

86,3

51,0

61,5

Гиши, Мартунинский

1974

1987

2001

2007

41

50

41

45

13

20

11

9

1

2

2

2

15

22

15

14

29

44

28

25

70,7

88,0

68,3

55,6

Ванк, Мартакертский

1975

1987

2001

2007

87

130

97

84

32

59

17

25

5

5

6

11

46

56

40

33

83

120

63

69

95,4

92,3

64,9

82,1

Атерк, Мартакертский

1975

1987

2001

2007

125

99

155

155

43

39

34

64

6

4

8

9

49

49

41

61

98

92

83

134

78,4

92,9

53,5

86,5

Итого

1974-1975

 

729

757

696

598

 

223

276

161

192

 

40

47

48

51

 

368

365

235

216

 

631

688

444

459

 

86,6

90,9

63,8

76,8

*Рассчитано по данным похозяйственных книг сельских администраций (в 1970-е гг. и в 1987 г. – сельских Советов)

     Одновременно следует подчеркнуть, что опросы в 2001 и 2007 гг. показали, как было отмечено выше, что сельская молодежь, как правило, не намерена никуда уезжать, что дает благоприятную перспективу на будущее.

     Внушает оптимизм и определившаяся в последнее десятилетие тенденция к некоторому увеличению рождаемости. И это несмотря на то, что многие молодые мужчины погибли во время войны. Немалую роль в этом играет и демографическая политика властей, направленная на материальное стимулирование рождаемости и многодетности. Так, начиная с третьего ребенка, в банке на его имя открывается счет на 700 долл. США, на четвертого ребенка – счет на 1000 долл., на пятого и каждого последующего ребенка – счет на 1500 долл., на шестого ребенка для семьи строится дом, на седьмого ребенка многодетной семье дают автомашину «Нива». Деньги со счета сможет получить только сам ребенок по достижении им совершеннолетия, а родители до этого могут пользоваться начисленными банком процентами. В результате, если в целом по республике в 1999 г. родилось 1500 детей, то в последние годы ежегодно рождается свыше 2000 детей[12]. В семьях погибших их вдовам на каждого ребенка до достижения им 18 лет правительство выплачивает ежемесячно по 18 тыс. драмов. Если по окончании школы он поступает в Институт, то эти деньги продолжают платить до окончания его учебы. В случае учебы на платном отделении такие дети освобождаются от платы.

     Что касается населения обследованных сел, то анализ собранных материалов показывает (табл. 10), что если к 1987 г., по сравнению с серединой 1970-х годов, была выявлена тенденция к снижению рождаемости, в частности, к увеличению доли семей с одним ребенком (с 13,4 до 15,6%), двумя-тремя детьми (с 26,2 до 30,8%) и резкому сокращению многодетных семей с четырьмя и более детьми (с 18,5 до 7,3%) в возрасте до 17 лет, то в 2001 г. удельный вес семей, имеющих двух-трех детей, несколько возрос (с 30,8 до 31,5%), особенно в селах Аветараноц (с 31,4 до 39,5%), Хндзиристан (с 21,6 до 30,8%), Сос (с 25,9 до 34,9%) и Гиши (с 34,9 до 40,8%); удельный вес семей, имевших четырех-пятерых детей, увеличился в селах Нахиджеваник (с 5,5 до 9,4%) и Тог (с 3,1 до 6,5%). Но в целом в 2001 г. около половины  (49,0%) обследованных семей не имели детей в этом возрасте. Обычно это были семьи, дети которых были уже взрослыми, либо хозяйства одиночек.

                                                                                                              Таблицв 10

               Распределение хозяйств по числу в семьях детей до 17 лет*

Село, район

Год обследования

Всего хозяйств

              Число детей в семье, %

Нет детей, %

      1

   2-3

   4-5

6 и более

Нахиджеваник, Аскеранский

  1975

  1987

  2001

  2007

   130

   128

    75

    62

  13,1

  11,7

  10,7

  12,9

  27,7

  25,8

  20,0

  17,8

  11,5

   5,5

   9,4

   9,7

   0,8

     -

     -

   1,6

  46,9

  57,0

  60,0

  58,1

Вардадзор, Аскеранский

  1975

  1987

  2001

  2007

   128

   117

   111

    93

  10,9

  15,4

  14,4

  18,3

  32,0

  26,5

  15,3

  17,2

  14,8

   5,1

   1,8

   2,2

   0,8

     -

     -

     -

  41,5

  53,0

  68,5

  62,3

Аветараноц, Аскеранский

   1975

   1987

   2001

   2007 

   261

   252

   276

   246

   Сведе

  16,3

   8,3

  18,3

ний

  31,4

  39,5

  40,2

нет

   5,1

   5,4

   3,3

 

   0,4

   0,4

     -

 

  46,8

  46,4

  38,2

Хндзиристан, Аскеранский

   1975

   1987

   2001

   2007  

   220

   194

   247

   196

  13,2

  12,9

  14,6

  15,3

  23,8

  21,6

  30,8

  32,7

  22,5

   4,2

   3,6

   5,1

   3,5

   1,0

   0,4

   0,5

  37,0

  60,3

  50,6

  46,4

Азох, Гадрутский

   1974

   1987

   2001

   2007

   181

   181

   196

   191

   Сведе

  11,0

  16,3

  16,8

ний

  32,1

  31,1

  36,6

нет

  10,5

   6,1

   5,2

 

   0,5

     -

     -

 

  45,9

  46,4

  41,4

Тог, Гадрутский

   1974

   1987

   2001

   2007

   221

   196

   183

   188

  Сведе

  13,8

  21,3

  20,2

ний

  26,5

  23,5

  27,7

нет

   3,1

   6,5

   4,3

 

     -

     -

   1,0

 

  56,6

  48,7

  46,8

Сос, Мартунинский

   1974

   1987

   2001

   2007

   256

   247

   218

   212

  Сведе

  17,0

  14,7

  18,9

ний

  25,9

  34,9

  43,8

 нет

  10,5

   8,7

   3,8

  

   0,4

     -

     -

 

  46,2

  41,7

  33,5

Гиши, Мартунинский

   1974

   1987

   2001

   2007

   254

   287

   286

   296

  Сведе

  21,6

  21,0

  20,9

ний

  34,9

  40,8

  37,2

нет

   6,9

   2,5

   2,0

 

   0,3

     -

     -

 

  36,2

  35,7

  39,9

Ванк, Мартакертский

   1975

   1987

   2001

   2007

   282

   348

   342

   329

  17,7

  10,9

  13,2

  15,5

  18,1

  32,2

  32,8

  40,1

  12,1

   7,1

   5,8

   5,2

   1,0

   0,3

     -

   0,6

  51,1

  49,4

  48,2

  38,6

Атерк, Мартакертский

   1975

   1987

   2001

   2007

   587

   545

   441

   408

  12,1

  18,7

  12,9

  17,2

  29,8

  36,1

  27,4

  25,2

  21,1

   8,2

   2,5

   3,2

   4,6

     -

     -

   0,2

  33,4

  36,9

  57,2

  54,2

Итого

   1974-

   1975

   1987

   2001

   2007  

 

  1347

  2495

  2375

  2221

 

  13,4

  15,6

  14,6

  17,7

 

  26,2

  30,8

  31,5

  33,8

 

  16,4

   7,0

   4,8

   4,0

 

   2,1

   0,3

   0,1

   0,3

 

  41,9

  46,3

  49,0

  44,2

*Рассчитано по данным похозяйственных книг сельских администраций (в 1970-е гг. и в 1987 г. – сельских Советов).

   К 2007 г. во всех селах, кроме с. Гиши, увеличилась доля семей, имевших детей до 17 лет, что привело к сокращению доли семей, не имевших детей в этом возрасте, особенно в селах Аветараноц (с 46,4 до 38,2%) и Ванк (с 48,2 до 38,6%). В целом по всем селам доля  семей без детей за этот период сократилась с 49,0 до 44,2%. Этот процесс объясняется определившейся тенденцией к увеличению во многих селах доли семей с одним и двумя-тремя детьми, например, в селах Вардадзор (соответственно с 14,4 до 18,35 и с 15,3 до 17,2%), Аветараноц (с 8,3 до 18,3% и с 39,5 до 40,2%), Хндзиристан (с 14,6 до 15,3% и с 30,8 до 32,7%), Азох (с 16,3 до 16,8% и с 31,1 до 36,6%), Сос (с 14,7 до 18,9% и с 34,9 до 43,8%), Ванк (с 13,2 до 15,5% и с 32,8 до 40,1%). Доля многодетных семей с четырьмя и более детьми несколько увеличилась в селах Нахиджеваник (с 9,4 до 11,3%), Ванадзор (с  1,8 до 2,2%), Хндзиристан (с 4,0 до 5,6%) и Атерк (с 2,5 до 3,4%); в остальных селах доля таких семей снизилась.

     Число детей в семьях, безусловно, влияет на структурный состав семей. Так, проведенное обследование показало, что по родственному составу (табл. 11) как в 1987 г., так и в 2001 и 2007 гг. наибольшую долю представляли семьи, состоящие из родителей с их неженатыми (незамужними) детьми или из брачной пары без детей, хотя доля их к общему числу хозяйств постепенно снижалась (с 48,8% в 1987 г. до 45,2% в 2001 г. и до 43,4% в 2007 г.). Особенно заметное снижение их доли во многих селах произошло к 2001 г., например, в селах Нахиджеваник (с 50,0 до 42,7%), Сос (с 41,2 до 33,9%), Гиши (с 51,6 до 38,8%) и Ванк (с 54,1 до 41,5%), т.е. в военный период, но к 2007 г. удельный вес таких семей вновь увеличился: в с. Нахиджеваник – до 53,3%, в с. Сос – до 40,1%, в с. Гиши – до 43,5%, в с. Ванк – до 37,4%. За период с 1987 г. до 2001 г., как результат войны, во всех карабахских селах  увеличилась доля нехарактерных для сельских армян неполных семей, состоявших из матери, большей частью вдовы, с детьми, особенно в селах Нахиджеваник  (с 3,1 до 12,0%), Хндзиристан (с 1,0 до 10,1%), Гиши (с 1,7 до 7,0%), Атерк (с 3,8 до 8,6%). В ряде случаев вдова с детьми переходила жить либо к родителям (или одному из них) погибшего мужа, либо к своим родителям. К 2007 г. доля таких семей в вышеперечисленных селах несколько снизилась: в с. Нахиджеваник – до 9,7%, Хндзиристан – до 7,6%, в с. Гиши – до 6,8%, в с. Атерк – до 5,4%. В селах Вардадзор, Аветараноц, Азох и Тог она, напротив, стала еще выше: соответственно 11,8; 9,3; 10,5 и 12,8%.

                                                                                                            Таблица 11

                   Распределение хозяйств по родственному составу семей*

Село, район

Год обследования

Всего хозяйств

    В том числе хозяйства (в %), состоящие из:

 

 

 

Одиночки

Брачная пара

Родители с неженатыми детьми

Брачная пара с детьми (или без) и одним из родителей мужа

Брачная пара с детьми (или без) и одним из родителей жены

Нахиджеваник, Аскеранский

  1987

  2001

  2007

   128

    75

    62

  21,1

  21,3

  17,7

  21,9

  16,0

  21,0

  28,1

  26,7

  32,3

   7,8

  10,7

   9,7

     -

     -

     -

Вардадзор, Аскеранский

  1987

  2001

  2007

   117

   111

    93

  12,8

  34,2

  33,3

  17,1

  15,3

  17,2

  34,2

  32,4

  29,0

   8,5

   1,8

   1,1

     -

     -

     -

Аветараноц, Аскеранский

  1987

  2001

  2007 

   252

   276

   246

  22,2

  13,8

  12,2

   6,3

  12,3

    6,5

  41,7

  42,0

  39,0

   9,5

   9,1

  11,8

     -

     -

     -

Хндзиристан, Аскеранский

  1987

  2001

  2007

   194

   247

   196

  26,8

  23,5

  17,3

  19,1

  15,0

  16,4

  33,0

  32,0

  31,6

   6,7

   5,3

   8,2

     -

     -

     -

Азох, Гадрутский

  1987

  2001

  2007

   181

   196

   191

  23,8

  12,8

  11,0

    8,8

  10,7

   8,9

  37,0

  37,2

  34,6

  12,7

  11,7

  11,5

     -

     -

   0,5

Тог, Гадрутский

  1987

  2001

  2007

   196

   183

   188

  29,6

  18,0

  21,3

  18,4

  12,6

   7,4

  34,7

  38,3

  36,2

   4,1

   9,8

   5,9

     -

     -

     -

Сос, Мартунинский

  1987

  2001

  2007

   247

   218

   212

  15,8

  10,6

   8,0

  12,9

  11,4

  10,4

  28,3

  22,5

  29,7

  16,0

  19,3

  13,7

     -

     -

     -

Гиши, Мартунинский

  1987

  2001

  2007

   287

   286

   296

   9,1

   7,0

   7,1

   8,4

   7,3

   8,4

  43,2

  31,5

  35,1

  16,0

  15,0

  18,6

     -

     -

   1,7

Ванк, Мартакертский

  1987

  2001

  2007

   348

   342

   329

  18,1

  17,0

  15,5

  19,3

  10,5

   9,4

  34,8

  31,0

  28,0

   9,5

  10,8

  10,6

     -

     -

     -

Атерк, Мартакертский

  1987

  2001

  2007

   545

   441

   408

   9,9

  16,8

  19,6

   7,9

  17,2

  18,6

  36,0

  29,9

  25,2

  15,4

   9,3

  11,0

     -

     -

   0,5

Итого

  1987

  2001

  2007

  2495

  2375

  2221

  17,4

  16,1

  15,1

  12,7

  12,7

  11,8

  35,7

  32,5

  31,6

  11,6

  10,6

  11,2

     -

     -

   0,4

 

                                                     Продолжение таблицы 11

Село, район

Год обследования

Родители с женатыми детьми

Родители с женатыми детьми, внуками

Родители, их женатые и неженатые дети, внуки

Мать (отец) с неженатыми детьми

Прочие семьи

Нахиджеваник, Аскеранский

  1987

  2001

  2007

   0,8

   1,3

     -

   7,0

   4,0

   1,6

   3,1

   1,3

   1,6

   3,1

  12,0

   9,7

   7,0

   6,7

   6,4

Вардадзор, Аскеранский

  1987

  2001

  2007

   0,9

   0,9

     -

   6,0

   1,8

   3,2

   2,5

     -

     -

   6,0

   8,1

  11,8

  12,0

   5,4

   4,4

Аветараноц, Аскеранский

  1987

  2001

  2007

   1,2

   0,4

   0,8

   7,9

   8,7

  11,0

   2,8

   1,8

   3,3

   4,8

   7,6

   9,3

   3,6

   4,3

   6,1

Хндзиристан, Аскеранский

  1987

  2001

  2007

   1,0

   0,8

   0,5

   5,2

   5,3

   6,1

   1,0

   4,0

   3,6

   1,0

  10,1

   7,6

   6,2

   4,0

   8,7

Азох, Гадрутский

  1987

  2001

  2007

   0,6

     -

   1,6

   7,7

   6,6

   9,9

   2,2

   2,6

   3,7

    

  

 

   4,4

   8,7

  10,5

   2,8

   9,7

   7,8

Тог, Гадрутский

  1987

  2001

  2007

     -

   0,5

     -

   6,6

   4,4

   5,8

   1,3

   2,7

   1,6

   4,1

   8,7

  12,8

   1,0

   5,0

   9,0

Сос, Мартунинский

  1987

  2001

  2007

   0,4

   0,9

     -

  10,9

  15,1

  16,0

   5,6

   0,9

   3,3

   3,6

   6,0

   5,7

   6,5

  13,3

  13,2

Гиши, Мартунинский

  1987

  2001

  2007

   0,7

   1,0

     -

   8,7

  15,0

  10,1

   4,9

   2,8

   2,7

   1,7

   7,0

   6,8

   7,3

  13,2

   9,5

Ванк, Мартакертский

  1987

  2001

  2007

   0,9

   1,2

     -

   6,0

   7,6

  11,6

   2,6

   6,4

   6,7

   4,0

   6,7

   4,9

   4,8

   8,8

  13,3

Атерк, Мартакертский

  1987

  2001

  2007

  0,9

  0,7

  0,3

  11,2

   8,9

   9,8

   4,4

   1,8

   1,5

   3,8

   8,6

   5,4

  10,5

   6,8

   8,1

Итого                      1987             0,8                  8,3                 3,4                 3,6                6,5                            

                                2001             0,8                  8,6                 2,8                 8,0                7,9

                                2007             0,3                  9,7                 3,1                 7,6                9,2

*Рассчитано по данным похозяйственных книг сельских администраций (в 1987 г. - сельских Советов). В 1970-х годах расчеты по родственному составу семей не проводились.

     Практически мало изменилась за 20-летний период доля сложных семей, включающих в свой состав одного или обоих родителей мужа (в 1987 г. - 20,7%, в 2001 г. – 20,0%, в 2007 г. – 20,9%), и доля более усложненных семей, в которых родители жили с женатыми и неженатыми (незамужними) детьми и внуками (в 1987 г. – 3,4%, в 2001 г. – 2,8», в 2007 г. – 3,1%). Одновременно несколько увеличилась доля семей, отнесенных в группу «прочие» (с 6,5% в 1987 г. до 7,9% в 2001 г. и 9,2% в 2007 г.). Это семьи, например, с племянниками, матери с разведенной дочерью и внуками, брачной пары (или одного из супругов) с невесткой или с внуками, с сестрой или с братом главы семьи, сестры с братом либо двух неженатых братьев или двух незамужних сестер. За период с 2001 по 2007 гг. число неразделенных семей, состоявших из родителей и двух женатых сыновей либо из двух женатых братьев, заметно увеличилась - от 14 (из них 4  семьи -  в с. Аветараноц) - до 25 (из них 10 – в с. Ванк).   

     Приведу примеры таких семей. В с. Ванк семья Погосяна Мамикона , 1953 г. рожд., среднее образ., состоит из 11 человек. Глава семьи работает охранником в ресторане. Его жена – Погосян Эльмира, 1958 г. рожд., среднее образование, местная, домашняя хозяйка.  В ее обязанности входит приготовление обеда, дойка коровы, выпечка хлеба. С ними живут два женатых сына. Старший сын -  Вартан Погосян, 1977 г.рожд., ср. неполное образ., не работает, его жена – Бадалян Лусине, 1977 г. рожд., родом из Спитака, ср. неполное образование. Их свадьба была в 2005 г. Сейчас они воспитывают трех детей Вартана от первого брака: имена детей Арнольд, Алексан, Арамаис. Младший сын – Ваграм, 1980 г.рожд., ср. образование, не работает, его жена – Караханян Сусанн, 1987 г. рожд., родом из Степанавана, ср. образование. Их свадьба была в 2004 г., у них сын – Максим. В этой же семье живет мать главы семьи Мамикона – Погосян Араксия, 1920 г.рожд., малограмотная. Обе невестки помогают Эльмире по хозяйству, а также убирают в доме, стирают.

     В с. Атерк  семья Петросяна Рафика, 1928 г.рожд., неполное ср. образование, пенсионера (пенсия 20 тыс. драмов) состоит из 12 человек. Его жена – Петросян Араксия, 1936 г.рожд., неполное ср. образование, местная, на пенсии (13 тыс. драмов). У них три сына, два из которых женаты. Старший сын – Сержик, 1958 г.рожд., инвалид с детства (ДЦП), не женат. Средний сын – Самвел, 1960 г.рожд., ср. спец. образование, работает электриком на телевышке, зарплата 35 тыс. драмов. Его жена – Арушанян Лариса, 1964 г. рожд., ср. спец образование, работает также на телевышке, зарплата 35 тыс. драмов. У них трое детей – Гаяне, Карине и Наре. Гаяне, 1986 г. рожд.,  в 2007 г. закончила Арцахский гос. ун-т, Карине учится на 4 курсе этого же университета, Наре – школьница. Младший сын – Гриша Петросян, 1964 г.рожд., ср. спец. образование, инвалид третьей группы, ветеран войны, также работает на телевышке. Его жена - Петросян Арев, 1983 г. рожд., ср. образование, не работает. У них два сына – Нарек и Арен. В этой семье все некрещеные, за исключением Гаяне, которую крестили в 2007 г.

     Как показали мои наблюдения, в семьях карабахских армян в целом продолжают сохраняться такие этнокультурные традиции, как гостеприимство, взаимопомощь, главенство старшего в доме мужчины, лежащее в основе взаимоотношений старшего и младшего поколений глубокое уважение к старшим, признание их авторитета, трудовых заслуг. Правда, приходилось слышать и мнение стариков о том, что война отрицательным образом повлияла на отношения между людьми, которые стали жестче, что прежнего уважения к старшим уже нет.

     Этническая специфика в основном сохраняется и в таких важных обрядах жизненного цикла, как свадебные и похоронно-поминальные. В 2001 г. в с. Сос мне удалось присутствовать на свадьбе и похоронах, в с. Хндзиристан – на поминках по случаю годовщины смерти одной пожилой жительницы села, в с. Гиши – на предсвадебном обряде «взятия невесты в гонах, т.е. в гости в семью жениха; в 2007 г. – в с. Тог – на дне рождения дочери-студентки, в с. Хндзиристан – на проводах призывника в армию. Кроме того, в эти годы я просмотрела несколько видеокассет с записями свадеб, дней рождения детей-подростков, крещения маленького ребенка. Обычай видеосъемки знаменательных событий, в первую очередь свадеб, был воспринят в Нагорном Карабахе из Армении, где он, появившись в 1980-е гг., получил довольно широкое распространение в 1990-х годах сначала в городской обывательской среде, а затем и в сельской. В результате оператор с видеокамерой становится новым и довольно важным персонажем армянской свадьбы[13]. Уже в конце 1990-х –начале 2000-х годов этот обычай стал характерным не только для городского быта карабахцев, но и для сельского. Просмотр видеокассет с записями как городских, так и сельских свадеб, проведенных в Карабахе в 2000-е гг., показал, что отмечаются они с большим размахом. Приглашается множество гостей, для которых накрываются столы с обилием закусок, напитков, обязательным набором из трех-четырех горячих блюд, фруктами, печеными сладостями; торжества сопровождаются игрой музыкантов и народными танцами и песнями.

     По-прежнему свадьба карабахских армян включает в себя три основных момента: сговор (хнамахос), обручение (ншанадрек) и свадебный пир (hарсаник). Сговор уже в 1980 е годы совершался нередко формально, так как молодые люди в большинстве случаев предварительно сами решали вопрос о браке. Обязательным обрядом, как правило, считается обручение, когда в дом девушки приходят жених, его родители (либо один из родителей), кто-нибудь из близких родственников жениха и преподносят ей обручальный подарок в качестве залога (ншан). Во время самой свадьбы по-прежнему большое значение придается ее кульминационному моменту – перевозу невесты в дом жениха, роли многих свадебных персонажей – посаженого отца (пелли), свиты жениха и ее главы (макаров и макарбаши), брата и сестры невесты (hарснахпер и hарснакуйр), некоторым послесвадебным обрядам, например, совершаемому через неделю после свадьбы обряду «мытья головы» невесты – клохлван, последующему визиту молодых в дом родителей невесты – гонах. Многочисленные в прошлом обряды магического характера, направленные на то, чтобы уберечь молодых от «злых сил», обеспечить им плодородие и благополучие в будущей семейной жизни, либо исчезли, либо потеряли прежний смысл. Но некоторые из них устойчиво сохраняются, например, в доме невесты готовится «свадебное дерево» (hарси царр), украшенное фруктами, сладостями, мишурой, а сверху курицей, которое для молодых выкупает пели; когда невесту подводят к дому жениха, его мать обсыпает девушку орехами, конфетами, зернами пшеницы, в рот молодым дает по ложке меда; под ноги молодым кладут принесенные из дома невесты две тарелки, которые они должны разбить одним ударом либо первой разбивает невеста; в знак пожелания молодой первенца-сына ей на колени сажают маленького мальчика. В день свадьбы из дома жениха в дом невесты посылают нечетное число испеченного сладкого хлеба наподобие традиционной гаты с начинкой (сахарный песок, масло, мука) – биши. В ответ сторона невесты посылает в дом жениха уже четное число подобных изделий. До брачной ночи сторона невесты посылает для нее также хлеб и халву. Существует обычай, когда  после брачной ночи мать жениха посылает матери невесты в знак «чистоты» ее дочери красные яблоки и бутылку коньяка, перевязанного красной лентой. Раньше вместо этого посылали простыню, при этом звали соседей, чтобы все удостоверились в девственности невесты.

     На просмотренной в 2007 г. видеокассете, на которой была заснята в 1999 г. в с. Азох свадьба Оганяна Масиса (ему было 22 года) и его жены Ирины (ей было 20 лет), был зафиксирован сопровождавшийся танцами торжественный обряд мсацу, когда накануне свадебного пира в доме жениха резали теленка для приготовления «свадебного мяса». При этом в дом невесты сторона жениха отправила барана, украшенного красной лентой, а также несколько бутылок вина и водки. На следующий день в доме жениха начинаются танцы. Макарбаши (или его называют еще  тойбаши, т.е. глава праздника) с красной лентой на рукаве, взяв в одну руку перевязанный красной лентой шампур с  шашлыком, а в другую руку – бутылку вина, возглавил  шествие родных жениха в сопровождении музыкантов к дому пелли, чтобы пригласить его на свадьбу. С собой они несли корзину со сладостями, коньяком и рубашкой для посаженого отца. В доме пелли был накрыт стол, тамада приветствовал пришедших, сказав, что они пришли «с добром». После этого свадебный поезд направился к дому невесты, где также был накрыт торжественный стол. Жениха и невесту, которая была одета во взятое напрокат белое платье с белой шляпкой на голове, посадили за отдельный стол, за которым на ковре ватой было написано по-армянски: «Бог благословляет вашу свадьбу». В доме невесты было приготовлено «свадебное дерево» (hарсаники царр), украшенное фруктами, конфетами, а сверху – курицей. Кавор выкупил его за 5 тыс. драмов. Невесте преподнесли подарки ее родственники, в основном золотые украшения. К дому жениха новобрачные направились, держа в руках зажженные свечи.

     На просмотренной в 2007 г. видеокассете с зафиксированной 6 октября 2001 г. свадьбой Гамлета Григоряна (29 лет) и Сусан (20 лет) в качестве мсацу зарезали свинью. В день свадьбы утром жених пошел сначала на кладбище к памятнику погибшего на войне своего дяди - брата матери. В 12 час. дня сторона жениха была готова направиться в дом невесты. На подготовленных подносах и в специальных свадебных корзинах (их нередко берут напрокат) были предназначенные для невесты ее свадебная одежда, фрукты (бананы, яблоки), шоколад, коньяк, духи, косметика. Шествие к дому невесты направилось в сопровождении музыкантов с танцами и возгласами «ура!». К 13 час. невеста была уже одета в свадебный наряд, в руках у нее букет цветов. Все начали ее поздравлять. Когда невеста танцевала, ей в руки давали деньги, предназначенные в качестве шабаша для музыкантов. В 13 час. 30 мин. все сели за накрытые столы, причем мужчины и женщины – отдельно. Тамадой был глава сельской администрации. На столе перед новобрачными находились «свадебное дерево», украшенное красными яблоками, а сверху курицей, которое выкупил посаженый отец, а также торт, приготовленный на заказ. Перед тем, как покинуть свой дом, невеста бросила букет цветов своим подружкам, чтобы та, которая поймает его, скорее бы вышла замуж. Этот новый для армян обычай был заимствован ими, как признаются в этом сельские жители, из зарубежных кинофильмов. В селах Армении он также распространился. Около 17 час. все покинули дом невесты, чтобы направиться к дому жениха. С собой взяли не две (как принято), а три тарелки, из которых одна была предназначена для  пелли. Эти тарелки должны были положить на пороге дома жениха, чтобы новобрачные и посаженый отец разбили их одним ударом.

     В с. Хндзиристан (материалы 2007 г.), по сведениям информаторов, на хнамахос (сговор) идут оба родителя жениха, берут с собой бутылку коньяка, коробку шоколадных конфет, иногда золотое украшение, когда уверены, что получат согласие со стороны невесты. Сейчас, как правило, в этом есть уверенность, поскольку юноша и девушка сами предварительно договариваются о предстоящем браке, чего в прошлом не было. Во время обручения родственники жениха готовят до 12-15 подносов (хонча) с фруктами, конфетами, бутылками коньяка, шампанского, подарками для невесты. Со стороны невесты готовят праздничный стол. Пелли или его жена открывает эти подносы и показывает, кто что принес, чтобы все присутствующие могли видеть. Стол ведет тамада. Жених преподносит невесте обручальное кольцо. От обручения до свадьбы проходит иногда до одного-двух лет, когда, например, жених служит в армии либо учится. Новшеством является то, что свадебное торжество обе стороны отмечают совместно в специально предназначенном здании. В последнее время уже нередко вместо «свадебного дерева» ставят на стол как в доме невесты, так и в доме жениха подготовленный на заказ большой торт. Этот торт жених режет рукой невесты, после чего они мажут им лица друг у друга. Этот же обряд распространился и в Армении. Свадебное платье для невесты в основном стали брать напрокат (его приобретение стоит примерно 30 тыс. драмов, если такое платье берут впервые, то стоимость его повышается до 70 тыс. драмов). Сейчас отошел в прошлое обычай, когда на пороге дома жениха под ногами новобрачных резали курицу.  Теперь мать жениха, встречая молодых, дает им в рот по ложке меда. В расположенном в 3-х км от с. Хндзиристан с. Хачен в жизнь вошел обычай, когда сторона жениха, взяв невесту из ее дома, идет сначала к памятнику погибшим в войне односельчанам, где возлагает цветы, затем свадебное шествие направляется в районный центр Аскеран для регистрации в ЗАГСе брака, после чего молодые идут в церковь венчаться. Поскольку, как правило, молодые бывают некрещеными (как и почти все население Нагорного Карабаха, так как здесь к 1930 г. все церкви были закрыты), священник их сначала крестит, а затем венчает. После этого все во главе со священником направляются  в специально предназначенное для свадебных торжеств помещение.    

      Подобные здания, предназначенные для проведения различных торжественных мероприятий, стали строиться в селах Нагорного Карабаха на общественные средства уже с середины 1970-х годов. Они получили названия Домов счастья, торжеств (фото 12-13). В них имеются длинные столы в четыре-пять рядов, стулья или скамьи на 300-400 мест, кухонное помещение, достаточное количество посуды, холодильники. В тех селах, где имеются такие здания, основное свадебное торжество принято проводить там.

     Коротко опишу свадьбу в с. Сос, на  которой мне довелось присутствовать в 2001 г. и на которую также был приглашен оператор для видеозаписи. К 11 часам утра, вместе с сельским старостой, в доме которого я остановилась, мы подошли к дому жениха. Во дворе уже собрались мужчины, главным образом друзья жениха – макары. Приехали и родственники его из Армении, в частности из Раздана. До этого жених вместе с оператором ходил на кладбище к могилам павших в войне воинов-односельчан, чтобы, как он сказал, «в знак глубокого уважения почтить их память». Вскоре для друзей жениха во дворе накрыли стол, на нем были хлеб, сыр, помидоры, водка, в качестве горячего блюда подали сначала хаш, а затем хоровац. Около 12 часов дня заиграли музыканты, женщины начали танцевать круговые танцы, из дома жениха его родственницы вынесли подносы со свадебной одеждой для невесты, фруктами, сладостями, огромным тортом, коробками шоколадных конфет, бутылками коньяка; макарбаши взял в руки перевязанный красной лентой и украшенный гранатом шампур с нанизанными кусочками шашлыка. У жениха и посаженого отца в петлицах было по белому цветку. Затем часть участников процессии села в пять легковых машин, первая из которых, главная, где сидел жених, была украшена изображением двух белых голубей с двумя белыми кольцами в клювах, а также белыми цветами, и они поехали к дому невесты. Не доезжая до него, все вышли из машин, немного подождали шедших пешком макаров и музыкантов, а затем в сопровождении танцующей молодежи, которая высоко над головой держала свадебные подносы, направились к дому невесты. Платье ее, купленное стороной жениха готовым, было бледно-сиреневого цвета, с широко стоящей, наподобие кринолина, юбкой, для чего внутрь ее была специально пропущена тонкая проволока. Невесту одевала жена пелли, помогали одевать, а также причесывали девушку ее подружки. Когда невеста была одета, в руки  ей дали букет белых цветов, открыли коробки шоколадных конфет и всех угостили, после чего невесту в окружении ее подружек сначала заснял видеокамерой оператор, а потом один из родственников сфотографировал на память. Затем жених и пелли вывели невесту на веранду, где был накрыт сладкий стол с шампанским. Поскольку отец невесты погиб, новобрачных поздравил и пожелал им счастья ее дед. Когда невесту выводили из дома, ее младший брат, по традиции, преградил процессии дорогу, требуя выкупа от пелли. Во дворе вновь начались танцы, во время которых давали шабаш. Немного танцевала и невеста. После этого с танцами, громкими возгласами «ура!» все направились к Дому торжеств. Там сели за пять рядов длинных столов, причем мужчины с одной стороны, а женщины и дети – с другой. Для жениха и невесты, пелли, его жены и макарбаши был накрыт отдельный стол на сцене, на фоне ковра, на котором ватой были изображены два голубя с двумя кольцами и написанные по-армянски слова: любовь, надежда, вера. На столах были рыба, различные салаты, блинчики с мясом, бастурма, маслины, зелень, виноград, печеные сладости, напитки (вино, водка, лимонад, минеральная вода «Джермук», «Фанта»). Затем в следующем порядке подали четыре горячих блюда – рис с отварным мясом, хоровац, хашламу, долму. Перед женихом и невестой поставили hарсаники царр, украшенное гранатами, конфетами, а сверху курицей, а также несколько коробок шоколадных конфет. Торжество сопровождалось многочисленными тостами – за новобрачных, их родителей, за светлую память павших воинов-односельчан, за присутствующих, а также народными танцами, в основном быстрыми, и песнями. Во время танца жениха и невесты макары  с громкими возгласами трижды подкидывали жениха вверх. К половине пятого торжество закончилось, и свадебный поезд направился к дому жениха. Жених и невеста шли в окружении пелли, его жены, макарбаши и макаров, молодежь вновь по дороге много танцевала и громко кричала «ура!». На пороге дома жениха молодых встречали его родители, посыпали им на головы конфеты, а под ноги поставили две тарелки, причем первой тарелку разбила невеста.

     Вечером того же дня свадьба продолжилась опять в Доме торжеств, но уже со стороны жениха. К половине девятого здесь собрались гости, которые были приглашены стороной жениха. Большинство из них приносили с собой деньги, которые вручали матери жениха. Близкие родные жениха, уже во время застолья, преподносили невесте в качестве подарков золотые украшения – кольца, серьги, кулон, золотые наручные часы с браслетом. На столах был примерно тот же набор блюд, только вместо хашламы подали куркут со свининой. Вновь звучали многочисленные тосты, притом тот, за чье здоровье произносился тост, должен был выйти на сцену и присоединиться к танцующим. Гости читали стихи, мать жениха взяла слово и спела песню, затем все хором спели новую песню «Мой любимый Арцах» («Им сиров Арцах»). Танцы продолжались почти без перерыва до полуночи. На этом свадебное торжество закончилось, и жених и невеста стали считаться в глазах общества мужем и женой. По существующей у армян традиции, молодожены оформляют гражданскую регистрацию брака, как правило, позднее, обычно накануне рождения первого ребенка.

     Примерно так проходили в 2001 г. в селах Нагорного Карабаха все свадьбы. Конечно, несмотря на то, что свадьба рассматривается как важнейшее событие в жизни каждого человека, которое полагается достойно отметить, и поэтому к ней готовятся заранее, пышность той или иной свадьбы во многом зависела от благосостояния людей, особенно переживших трудные военные и послевоенные годы. В 2001 и в 2007 гг. мне встречались некоторые семьи, которые не в состоянии были отметить весь свадебный цикл, в частности обручение, дать дочери большое приданое (вообще приданое в целом стало, по сравнению с 1970-80-ми годами, намного скромнее и включает в себя только два комплекта постелных принадлежностей, посуду и одежду, а мебель, телевизор, холодильник и т.п. уже, как правило, не дают), преподнести невесте много дорогих украшений (наибольшее число таких украшений – 48 – получила в 2000 г. во время своей свадьбы жительница с. Азох; у остальных женщин, вышедших замуж в конце 1990-х – начале 2000-х годов, насчитывалось обычно от 5 до 10 таких изделий).

     В отношении похоронно-поминальной обрядности следует отметить, что если с конца 1970-х годов в здешних селах, как и в селах Армении, наметилась тенденция к сокращению поминальных дней, в частности, к объединению некоторых из них, то затем, вследствие большого числа жертв пережитой войны, весь поминальный цикл был восстановлен. Поминки вновь стали в обязательном порядке проводить в день похорон, на следующий после похорон день (инкнаhог), на 7-й, 40-й дни после смерти и в годовщину (ее отмечают ровно через год в день смерти), когда примерно за неделю раньше срока на кладбище устанавливают памятник (его стоимость сейчас составляет от 150 до 200 тыс. драмов). В 2001 г. только жители с. Гиши мне говорили, что они по-прежнему, как правило, объединяют 7-й и 40-й дни и многолюдные поминки устраивают на 7-й день, а на 40-й день собираются только самые близкие. По материалам 2007 г., этот обычай вошел в жизнь и в селах Ванк и Хндзиристан, особенно если некоторые родственники приезжают издалека.  При этом похороны, включающие в себя целый ряд традиционных элементов, в послевоенный период стали еще более многолюдными и требуют еще больших материальных затрат (в частности, поминальный стол стал мало чем отличаться от свадебного), что вызывало обоснованное недовольство со стороны некоторых стариков. По-прежнему в понедельник не полагается хоронить. Но если все же приходиться, то тогда похороны назначают на час позже положенного срока (например, вместо 12 час. дня – в 13 час.), а на инкнаhог идут, наоборот, на час раньше. Во многих селах на кладбищах для проведения поминок также выстроены специальные помещения. В день похорон принято приносить деньги (обычно по 1 тыс. драмов), в другие дни – коньяк, водку, коробку шоколадных конфет.

     Коротко опишу похороны, на которых я присутствовала в 2001 г. в с. Сос. 4 октября, в четверг, скончался 42-летний воин, инвалид первой группы. Поскольку в селе на субботу была уже заранее назначена свадьба, решили, вопреки традиции, похоронить его на следующий день, в пятницу. К 11 часам утра к дому покойного стали собираться жители села. Мужчины оставались во дворе, а женщины проходили в дом, где происходило оплакивание покойного. Звучали традиционные душераздирающие песни-плачи, особенно со стороны его матери и сестры. Вскоре мужчины поднялись в дом и вынесли гроб с телом покойного во двор, где поставили на стол, покрытый ковром. Там в течение 15 минут вновь происходило оплакивание женщинами, после чего мужчины подняли гроб, и все направились к кладбищу. В процессии, в которой участвовало более 500 человек, т.е. практически все взрослое население села, сначала шли в основном мужчины, а за ними – женщины. Впереди всей процессии двое мужчин несли крышку гроба, затем несколько мужчин – сам гроб. Придя на кладбище, гроб поставили у вырытой могилы. Там опять началось оплакивание, после которого все женщины отвернулись (отголосок обычая, когда женщинам нельзя было присутствовать на похоронах), а мужчины опустили гроб в могилу и стали засыпать землей. Как полагается, каждый из присутствующих бросил горсть земли. После этого многие пошли посетить могилы своих родных, погибших во время войны. Затем все прошли в специальное крытое застекленное помещение, вмещающее более 400 человек. Сначала за два длинных стола сели мужчины, потом за два других таких же стола – женщины. На столах были хлеб, сыр, соленья, отварное зеленое лоби, колбаса, бастурма, маслины, отварная рыба, зелень, яблоки, груши, виноград, пахлава, водка, красное вино (что раньше не полагалось), лимонад. В качестве горячих блюд подали сначала рис с изюмом и отварным мясом, затем соус (хашламу с картофелем) и долму в капустных листьях. За столом было произнесено несколько тостов, в частности, в память покойного, за здоровье членов его семьи, в память погибших воинов-односельчан. Вся процедура длилась около часа. Сначала встали и вышли на улицу мужчины, потом женщины. На следующее утро после похорон, до восхода солнца, чтобы никого не встретить, двое самых старших мужчин из рода покойного должны были пойти на кладбище, причем им не полагалось оглядываться назад. По традиции они должны были, дойдя до могилы, прошептать: «Свет добрый!» и далее: «Ну, отправляйся спокойно, отправляйся». Тем самым как бы провожая душу покойного в потусторонний мир. После этого односельчане вновь должны были собраться на кладбище на поминки следующего дня – инкнаhог.

     В с. Хндзиристан я присутствовала на годовщине смерти 76-летней жительницы села. Поскольку дочь покойной работала главным бухгалтером Арцахского университета, в село приехали его ректор и несколько профессоров. Сначала собравшиеся, взяв с собой одну бутылку коньяка, коробку шоколадных конфет и цветы, посетили на кладбище могилу покойной, где был установлен памятник. После этого примерно 150 участников поминального обряда прошли в Дом торжеств (в этом селе нет специального помещения для этой процедуры) и сели в том же порядке – сначала за двумя столами мужчины, затем за другими двумя – женщины. На столах был примерно тот же набор блюд – различные салаты («столичный», из помидоров и огурцов, из тертой свеклы с орехами), соленья, отварное зеленое лоби, отварная рыба, бастурма, колбаса, сыр, маслины, зелень, яблоки, груши, пахлава, сладкие трубочки с ореховой начинкой, конфеты. Поминальный стол вел бывший староста села. Было произнесено пять тостов – в память покойной, за ее семью, за погибших во время войны жителей села, за карабахских армян и за то, чтобы никогда больше не было войны. Все застолье длилось час. После этого встали и вышли на улицу сначала мужчины, а за ними – женщины.

     К числу новшеств, зафиксированных в 2007 г. в отношении похоронно-поминального цикла, относились следующие. Так, по рекомендации местного священника из села Ванк Тер-Ованеса, пользующегося большим авторитетом, жители этого села в последние три года стали готовить на поминальный стол вместо нескольких горячих блюд только одно – хашламу с отварным картофелем, а также различные салаты. Кроме того, он рекомендовал также возвратиться к традиционному обычаю, когда женщины в похоронах не участвовали, и вот уже с 2004 г. сельчане придерживаются его наказа. Если раньше полагалось на кладбище приносить еду и водку, то сейчас приносят только цветы.

     К числу официальных праздников, отмечаемых сейчас в Нагорном Карабахе, относятся, помимо новогоднего, праздник Материнства и Красоты – 7 апреля, День Победы и День освобождения Шуши – 9 мая, День провозглашения Нагорно-Карабахской Республики – 2 сентября, День Независимости Республики Армения – 21 сентября. Постепенно восстанавливаются и такие забытые здесь в советский период (повторю, что к 1930 г. в Карабахе были закрыты все церкви) христианские праздники, как Рождество и Пасха, а также обряды венчания и крещения. Прежде всего это происходит в селах, находящихся поблизости от действующих церквей, в особенности в с. Ванк, расположенным рядом со средневековым монастырем Гандзасар. Уже к 2001 г. в Нагорном Карабахе были отреставрированы и открыты 17 церквей, в том числе построена одна новая, ведутся работы по восстановлению и строительству других. Одновременно по-прежнему среди карабахских армян, как и в Армении, бытует дохристианский обряд жертвоприношения – матах. Его совершают как около старых церквей и часовен, так и около имеющегося в каждом селе священного места – сурба; это могут быть священные, по народным представлениям, камень, дерево, родник, гора (фото 14-15). Об архаичности и укорененности этого обычая свидетельствует тот факт, что в язык карабахцев, как и других армян, давно и прочно вошли в качестве ласкательных выражения «ес кез матах» («я тебе жертва»), «матах ем» («я есть жертва»). Жертвенное мясо, в основном петуха, полагается затем сварить дома и разделить на семь домов. Головы и лапки петуха, а также красные ленточки привязывают к ветвям находящегося у сурба дерева.

     Поскольку сейчас, как я отмечала, жители Карабаха получили наконец возможность смотреть телепередачи из Армении, то они узнали, по их словам – «из телевизора», о распространенном там древнем празднике Дерендез, основанном на культе огня как символа возродившегося Солнца. Замечательная инсценировка этого праздника с театрализованной постановкой традиционной армянской свадьбы и последующим разжиганием костра и перепрыгиванием через него новобрачных была организована 14 февраля 2001 г. энтузиастами из отдела культуры администрации Гадрутского района и школьным театральным коллективом в с. Азох. Я имела удовольствие посмотреть это мероприятие на видеокассете и убедиться, с каким восторгом оно было воспринято сельскими жителями, заполнившими до отказа клуб.

     В задачу экспедиций входило посещение школ, клубов, библиотек, детских садов, больниц. Особенно благоприятное впечатление производили школы. Несмотря на то, что школьные здания и имеющийся в них инвентарь нередко еще оставались старыми, они по возможности отремонтированы, в том числе и спортивные залы, в помещениях очень чисто, школьники аккуратно и даже нарядно одеты, практически все учителя с высшим образованием, более половины выпускников продолжают свою учебу в вузах и техникумах Карабаха и Армении (фото 16-18). В 2007 г., по сравнению с 2001 г.,  в школах появились компьютеры. Целый компьютерный класс, подаренный Союзом армян России, имеется в средней школе, носящей имя ее бывшего директора И. Атаяна, в с. Аветараноц (фото 19). В школе с. Азох, построенной в 1934 г.,  в 2007 г. было 126 учеников, 24 учителя, все из которых, за исключением учителя физкультуры, имели высшее образование. Из 8 выпускников 2006 г. четверо поступили в Арцахский гос. ун-т, трое – в училища. Компьютеры в эту школу подарило правительство. Конечно, в школах Карабаха еще многого не хватает, в частности не везде еще есть современное лабораторное и компьютерное оборудование, не во всех школах есть учителя иностранных языков, не везде работают финансируемые прежде колхозами школьные столовые. В то же время если в 2001 г. ни в одном из обследованных сел не было детского сада, то в 2007 г. детские сады работали в 8 из 10 сел, за исключением небольших сел Нахиджеваник и Вардадзор. Незадолго до нашего приезда, 23 мая 2007 г.,  детский сад на 50 мест был открыт в с. Хндзиристан. В нем дети находятся с 8 час. 30 мин. до 17 час. 30 мин. в двух группах: в младшей – в возрасте от 2,5 до 4-х лет, в старшей – от 4-х до 5,5 лет. В отремонтированном помещении четыре комнаты (две спальни и две комнаты игровые) с хорошей мебелью. Персонал детского сада состоит из заведующей, двух воспитательниц, двух нянь, музыкального работника, повара и его помощника, санитарки и сторожа. За счет благотворительного Всеармянского фонда «Айастан» все дети содержатся в этом детском саду бесплатно (фото 20). Ничего не платят за находящихся в детском саду детей и родители в с. Тог. В других селах родители платят за детей, например, в с. Атерк плата за одного ребенка составляет 2 тыс. драмов. В с. Тог на средства благотворителей в течение последних лет существует музыкальная школа. В ней  30 учеников, пять педагогов, все с высшим образованием. Педагоги еженедельно приезжают на три дня из г. Степанакерта, где они живут. Занятия проводятся по классам фортепиано, скрипки и народного музыкального инструмента канона; есть также хор. Во время нашего посещения школы в 2007 г. ученики порадовали нас концертом  - хоровым пением и игрой на музыкальных инструментах (фото 21).

    В заключение отмечу, что собранные мною в 2000-х годах полевые материалы показывают, что в целом на сохранение карабахскими армянами этнокультурных традиций война фактически не столь уж сильно повлияла, за исключением того, что сейчас, в еще тяжелый послевоенный период народ стал жить беднее, поэтому многие обряды проводятся, по словам местных жителей, «по сокращенной программе». Конечно, при этом я не имею в виду те огромные человеческие жертвы, которые были принесены в борьбе за независимость. Разумеется, в Нагорном Карабахе еще многое предстоит сделать и по залечиванию губительных ран, нанесенных войной, в том числе и тяжелейших травм в душах людей, и по развитию социально-экономической и культурной жизни, а для этого важно мирное политическое урегулирование застарелого карабахского конфликта. Если в регионе будет стабильный мир, то вполне обоснованна надежда на его экономическое, культурное и демографическое процветание, поскольку для этого уже имеются определенные предпосылки: наметившееся оживление экономики, приостановление миграции молодежи, сокращение доли однопоколенных семей, состоящих из лиц старшего возраста, тенденция к повышению уровня рождаемости. Немаловажную роль играет и такой фактор, как высокий моральный дух карабахцев, присущий им на протяжении всей их многовековой истории, их безграничная любовь к своей земле и стремление к свободе.



[1] Об истории края см., напр., обзор первоисточников: Мнацаканян А.Ш. О литературе Кавказской Албании. Ер., 1969; Улубабян Б.А. Арцах в исторических первоисточниках и историографической литературе. Ер., 1969; Смбатян Ш.В. Перевод с древнеарм., предисл. и коммент. к книге: Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. Ер., 1984; Акопян А.А. Албания-Алуанк в греко-латинских и древнеармянских источниках; Ер., 1987, а также след. работы: Джалалян Е. Краткая история страны Агванк. Иерусалим, 1867 (на арм. яз.); Бархударян М. Арцах. Баку, 1895 (на арм. яз.); Улубабян Б.А. Княжество Хачен в X-XVI веках. Ер., 1975 (на арм. яз.); он же. История Арцаха с древних времен до наших дней. Ер., 1994; Мкртчян Ш. Историко-архитектурные памятники Нагорного Карабаха. Ер., 1988; он же. Сокровища Арцаха. Ер., 2000; Нагорный Карабах. Историческая справка. Ер., 1988; Раффи. Меликства Хамсы (1600-1827). Материалы для новой армянской истории. Ер., 1991.

[2] Телеграмма Ревкома Советского Азербайджана Ревкому Советской Армении //Коммунист, 7 декабря 1920 г. Ер. (на арм. яз.). Об этом решении Азербайджана было еще раньше сообщено Сталиным в статье «Да здравствует Советская Армения!» //Правда, № 273, 4 декабря 1920 г.

[3] Грант Е. Как Карабах стал «неотъемлемой частью» Азербайджана //Pro Armenia. М., 1991, № 2. С. 30-40.; Айрапетян А. Как турки и большевики в 20-х годах расправились с Арменией. Хроника событий. //Pro Armenia. 1992, № 6. С. 31-48.

[4]Рассчитано по: Азербайджанская сельскохозяйственная перепись 1921 г. Т. III. Вып. XVII. Баку, 1924. С. IV; Всесоюзная перепись населения 1926 г. Т. XIV. Табл. VI. С. 21; Достижения Советского Нагорного Карабаха за 40 лет в цифрах. Статист. сб. Степанакерт, 1963. С. 32; Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 г. Т. IV. М., 1973. С. 272;Нагорно-Карабахская область Азербайджанской ССР за 60 лет. Юбилейный статист. сб. Баку, 1983. С. 4; Результаты переписи населения Нагорно-Карабахской Республики 2005 г. (показатели НКР). Степанакерт, 2006 (на арм., англ., рус. ). С. 20.

[5] Достижения Нагорного Карабаха в девятой пятилетке. Статист. сб. Степанакерт, 1976. С. 5.

[6] 14 января 1991 г. парламент Азербайджана упразднил Шаумянский район (армяне в то время составляли в нем 82%) и принял решение о слиянии его с соседним Азербайджанским Касум-Измайловским районом и образованием нового, Геранбойского района.

[7] О карабахском конфликте подробнее см.: Барсегов Ю.Г. Народ Нагорного Карабаха – субъект права на самоопределение. М., 1993; Глазами независимых наблюдателей: Нагорный Карабах и вокруг него. Сб. материалов. Ер., 1990; Зверев А. Этнические границы на Кавказе. 1988-1994. //Спорные границы на Кавказе. М., 1996; Легитимность Нагорно-Карабахской Республики в материалах и документах. Ер., 1995; Манасян А.С. Карабахский конфликт. Ракурсы правового подхода. Ер., 1997; Нагорный Карабах в 1918-1923 гг. Сб. документов. Ер., 1997; Ступишин В.П. Карабахский конфликт 1992-1994. М., 1998.

[8] Подробнее см.: Нагорно-Карабахская Республика. Путь к вершинам. Степанакерт, 2001. С. 40-51; Заяц Д.В. Нагорно-Карабахская Республика. //География. № 43 (770). 16-22 ноября. М., 2004. С. 3-14.

[9] Описание традиционного костюма армян Нагорного Карабаха см.: Лисициан С.Д. Очерки этнографии дореволюционной Армении //Кавказский этнографический сборник. I. М., 1955. С. 223-226; Авакян Н.Х. Народная одежда армян Арцаха в XIX – начале XX в. //Хозяйство и материальная культура народов Кавказа в XIXXX вв. (Материалы к «Кавказскому историко-этнографическому атласу»). Вып. I. М., 1971. С. 209-223.

[10] Давидбеков И.С. Село Гадрут Елисаветпольской губернии Джебраильского уезда //Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. 1888, вып.6. С. 181.

[11] Лисициан С.Д. Очерки этнографии дореволюционной Армении. С. 218.

[12] Ежегодная рождаемость в Нагорном Карабахе превышает 2000 человек. //Арцах. № 3-4. Март-апрель 2007. Ежемесячное приложение к изданию Постоянного представительства НКР в г. Москве «Карабахский курьер». С. 22.

[13] См.: Шагоян Г.А. Оператор как новый персонаж армянской свадьбы //Этнографическое обозрение. № 2. М., 1999.

 

 

 

 

 

Подписи к рисункам

 

1.Новые дома в г.Степанакерте.  Фото Р.Р. Нагапетовой

 

2.Гостиница в Степанакерте. Фото Р.Р. Нагапетовой

 

3.Фотографии погибших в Карабахской войне. Клуб в с. Хндзиристан.  Фото Р.Р. Нагапетовой

 

4.Памятник погибшим в Карабахской войне односельчанам с. Нахиджеваник. Фото Р.Р. Нагапе6товой

 

5.Памятник погибшим в Карабахской войне односельчанам с. Атерк. Фото Р.Р. Нагапетовой

 

6.Гостиница «Титаник» в с. Ванк. Фото Р.Р. Нагапетовой

 

7.Остатки старой постройки. Фото Р.Р. Нагапетовой

 

8.Семья педагога школы с. Азох Надира Минасяна в повседневной одежде. Фото Р.Р. Нагапетовой

 

9.Жители с. Аветараноц отдыхают в тени деревьев. Фото Р.Р. Нагапетовой

 

10.Выпечка хлеба в с. Аветараноц. Фото Р.Р. Нагапетовой

 

11.С готовым хлебом. С. Аветараноц. Фото Р.Р. Нагапетовой

 

12.Дом торжеств в с. Азох. Фото Р.Р. Нагапетовой

 

13.Накрытые столы в Доме торжеств в с. Хндзиристан. Фото Р.Р. Нагапетовой

 

14.Священное дерево («Золотой крест») в с. Гиши. Фото Р.Р. Нагапетовой

 

15.Священный камень у дороги в с. Нахиджеваник. Фото Р.Р. Нагапетовой

 

16.Здание школы в с. Хндзиристан. Фото Р.Р. Нагапетовой

 

17.Ученики 3-го класса школы с. Атерк. Фото Р.Р. Нагапетовой

 

18.Рисунки детей на стенде в школе с. Тог. Фото Р.Р. Нагапетовой

 

19.Компьютерный класс в школе в с. Аветараноц. Фото Р.Р. Нагапетовой

 

20.Воспитатели и дети детского сада в с. Хндзиристан. Фото Р.Р. Нагапетовой

 

21.В музыкальной школе с. Тог. Фото Р.Р. Нагапетовой