Р.М.Абрамян, Ю.Л.Пирумян.

 

О ПРОИСХОЖДЕНИИ БЕКСКОГО РОДА ПИРУМЯНОВ.

 

Фамилия Пирумян происходит от армянского имени Пирум, этимология которого восходит к персидскому корню «пир» – «образование», «образованный человек». В период XVIIIXIX вв. носители этой фамилии зафиксированы в различных регионах Армении и Закавказья. Пирумяны проживали в Ване (район Шатах), Карабахе (село Нахичеваник), Иджеване (село Ачаджур), армянских общинах Тифлиса и Львова (Пирумовичи) и др. Однако, учитывая, что в основе фамилии лежит патроним, единое происхождение всех семей Пирумянов представляется нам маловероятным.

Документально подтверждаемая генеалогия интересующего нас карабахского рода Пирумянов прослеживается от некоего Пирум-бека, признанного в потомственном бекском достоинстве Ибрагим-Халил-ханом Карабахским (правил в 1760 – 1806 гг.)1. Возможно уже Пирум-бек являлся владельцем села Нахичеваник (в современном Аскеранском районе Нагорного Карабаха). В этом селе находится родовое кладбище Пирумянов, там до сих пор проживают их потомки. Пирум-бек имел по крайней мере одного сына – Газар-бека, и внуков Асри-бека, Даниэл-бека, Джавад-бека и Гусейн-бека, оставивших многочисленное потомство2.

Из четырех братьев наиболее известен был Асри-бек. Ценные биографические и генеалогические сведения о нем содержатся в сочинении известного армянского романиста Раффи (Акопа Мелик-Акопяна) «Меликства Хамсы», впервые опубликованном в 1882 г.:

«Предок Асри-бека Байиндур, или, как его называли персы, Бахатур, еще во времена шаха Султан Хосейна (персидский шах из династии Сефевидов (1694 – 1722) – авт.) перебрался из Сюника (область в Восточной Армении – авт.) в Персию и, поступив на службу к персам, стал одним из храбрейших и известнейших военачальников шаха. Затем, разочаровавшись в Персии, переехал в Грузию, присоединился к Давид-беку (один из деятелей армянского освободительного движения, предводитель восставших капанских армян в 20 – е гг. XVIII в. – авт.) и, вернувшись в свое отечество, стал одним из руководителей Сюникского восстания. Он один из героев нашего романа «Давид-бек», князь Байиндур, называвший себя «батман-клыч» (согласно примечанию Раффи персидский шах за невиданную силу наградил Байиндура этим титулом означающим «храбрец, носящий саблю весом в один батман» (около 50 кг.) – авт.).

Асри-бек – один из внуков этого Байиндура. Предания о героических подвигах деда хранились в семье, и Асри-бек, воодушевленный рассказами о деде, еще в юношеском возрасте оставил Карабах, уехал в Персию на поиски своего счастья. Смелому, стройному юноше удалось во время скачек привлечь к себе внимание Аббас-Мирзы (наследник персидского престола в 1797 – 1833 гг. – авт.), и он стал одним из адъютантов наследника престола. Затем, достойно проявив себя во многих сложных ситуациях, он еще более возвысился в глазах Аббас-Мирзы.

Во время похода в Карабах (речь идет о событиях русско-персидской войны 1804 – 1813 гг. – авт.) Асри-бек состоял в отряде телохранителей наследника престола. Аббас-Мирза поручил ему особо опасное задание, которое мог доверить только близкому человеку. Для того чтобы поднять закавказских мусульман против русских, Аббас-Мирза подготовил обращение к различным ханам, бекам и другим влиятельным лицам и поручил ловкому Асри-беку доставить это обращение адресатам. Он должен был совершить длительный путь через Талыш, Баку, Дербент, Ширван и Шеки в Дагестан. Но Асри-бек, предпочтя интересы русских христиан интересам персов, изменил своему господину. Он направился прямо в Гандзак (армянское название города Гянджа (Елизаветполь) – авт.) и вручил порученные ему бумаги князю Мадатову (Валерьян Григорьевич Мадатов (1782 – 1829), уроженец Карабаха, генерал-лейтенант на русской службе – авт.). Какого было значение подобного поступка во время войны – понятно само собой. Кроме того, Асри-бек был одним из приближенных Аббас-Мирзы и ему были известны многие военные секреты персов, их сильные и слабые стороны, замыслы наследника и т.д.

Князь Мадатов зачислил Асри-бека в отряд своих телохранителей, дав ему щедрые обещания».3

Из других источников нам известно, что в 1819 – 1820 гг., находясь в отряде князя Мадатова, Асри-бек участвовал в боевых действиях на Северном Кавказе, где за «отличия, оказанные в сражениях против чеченцев и при покорении Табасаранской области 14 и 15 августа и 3 сентября по Высочайшему повелению…произведен в чин прапорщика без жалования», а в 1820 г. за отличия при овладении Акушинской областью получил чин подпоручика, но также «без жалования». Умер он в 1833 г. и похоронен на родовом кладбище Пирумянов в селе Нахичеваник (могила сохранилась) 4.

Следует подчеркнуть, что «Меликства Хамсы» это, прежде всего художественное произведение и, следовательно, приводимые в романе данные, нуждаются в дополнительной проверке. Для сбора материалов Раффи совершил специальную экспедицию в Карабах, во время которой изучал и копировал местные рукописи, эпиграфические надписи, документы родовых архивов, многочисленные фольклорные материалы, в т.ч. рассказы потомков описываемых в романе лиц. Многие из этих источников недоступны современным исследователям. Поэтому книга Раффи продолжает оставаться важным источником для истории и генеалогии Карабаха XVIIXIX вв.

Приведенный выше отрывок, касающийся происхождения Пирумянов содержит ряд неточностей хронологического и иного порядка. Так Асри-бек назван внуком Баяндура, в другом месте он упоминается с фамилией Баяндурян – явно искусственной и др. Это естественно, поскольку источником данных сведений являются народные предания или скорее семейные легенды. Однако сам факт происхождения Асри-бека а, следовательно, и интересующего нас рода Пирумянов от Баяндура, представляется весьма вероятным.

Упоминаемый Раффи Байиндур (Баяндур) фигура историческая. Сведения о нем встречаются в сочинении Гукаса Себастаци (1709 – 1752) «Давид-бек или история кафанцев». Он назван в числе военачальников Давид-бека прибывших вместе с ним из Грузии (1722 г.) и находившихся в крепости Шенхер (Шинуайр): «А это военачальники и полководцы Давид-бека, когда [он находился] в Шенхере. Мхитар, Горги большой, Ованес грузин, Бандур Закария князь, Горги малый, Автандил князь, Пайинтур грузинский князь (эти названы грузинами, поскольку из страны Грузинской [прибыли], а не по роду, Давид и все его полководцы были армяне по роду и вере), далее Цатур, Каракоз, Тадевос, Егиазар, Арутюн и другие с войском»5. В этом отрывке Баяндур назван грузинским князем (враци ишхан). По поводу его этнической принадлежности соответствующее пояснение сделал сам Себастаци, что же касается титула ишхан, традиционно переводимого на русский язык как князь, то в источниках XVIII в. его носили представители армянской аристократии, в т.ч. получавшие титул тавади от грузинских царей. Кстати из более чем сорока полководцев Давид-бека титул ишхан, кроме Баяндура, носили еще Бандур Закария и Автандил – оба выехавшие из Грузии. Княжеское происхождение Баяндура подчеркивается и на других страницах «Истории…»: «Пайинтур который был князем».6 Давид-бек направил Баяндура в область Чавндур, для помощи полководцу Папу.7 Позже он командовал обороной армянского города Мегри, во время которой были разбиты превосходящие силы турок.8 24 марта 1726 г. преемник Давид-бека Мхитар-спарапет отправил русскому правительству послание с просьбой об оказании кафанским армянам военной помощи. Кроме Мхитар-спарапета под этим письмом поставили свои подписи другие руководители восставших – юзбаши* Егиазар, Назир-Егиазар, Автандил-бек, Папас, Паинтур, Зохраб, Ованес, мелик** Капана Паласан. К посланию приложены семь печатей. Печать с именем Баяндура среди них отсутствует, однако на месте его подписи стоит печать с надписью «Раб Христа сын Мартироса».9 Может быть это еще одно имя в генеалогическом древе Пирумянов?

Основываясь на имеющихся в нашем распоряжении источниках, можно следующим образом реконструировать ранний период истории рода Пирумянов. Первый известный нам предок Баяндур уроженец Сюника, служил в Иране, затем переселился в Грузию, где возможно получил титул тавада (князя), в 1722 г. вернулся на родину, став одним из видных деятелей восстания кафанцев. После смерти Давид-бека продолжал борьбу (1726). По всей видимости, потомки Баяндура или он сам перебрались в Карабах, где были признаны в потомственном бекском достоинстве и владели селом Нахичеваник.

Еще в 30-е гг. XX в. крупнейший арменовед и византинист Никогаес Адонц с сожалением отмечал: «Нам неизвестно потомство сорока сподвижников*** Давид-Бека. Кроме мелика Парсадана, известны потомки лишь двух полководцев из Татева – Гичи и Айдина, роды Гичунц и Айинунц».10 Возможно, к перечисленным исследователем11 семьям следует добавить и продолжающийся до наших дней род Пирумянов.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 



* Юзбаши – сотник.

** Мелик – титул правителя феодального княжества – меликства.

*** Речь идет, конечно, о военачальниках – юзбашах.



1 Государственный исторический архив Азербайджанской Республики. Ф.69 (Шушинская бекская комиссия). Оп.1. Д.26. Л.2 – 3. (сведения предоставлены Эльдаром Исмаиловым)

2 О генеалогии Пирумянов см.: Пирумян Ю.Л. Карабахский род Пирумянов // Эльбрус. – Нальчик, 2000. – № 1 (12). – С. 35 – 37.

3 Раффи. Меликства Хамсы (1600 – 1827): Материалы для новой армянской истории / Пер. с арм. Л. Казаряна. – Ереван, 1991. – С.180 – 181.

4 Материалы личного архива Ю.Л. Пирумяна (Москва)

5 Гукас Себастаци. Давид-бек или история кафанцев. – Ереван, 1992. (на арм. яз.). – С. 82 – 83.

6 Там же С. 43.

7 Там же С. 23.

8 Там же С. 41 – 45.

9 Армяно-русские отношения в первой трети XVIII века. Сборник документов. – Т. II. – Ч. II. – Ереван, 1967. – С. 273 – 277.

10 Цитируется по книге: Гукас Себастаци. Указ. соч. – С. 10 – 11.

11 Кстати сам Н. Адонц являлся правнуком Тер-Аветиса одного из главных руководителей восстания.

 

 

 

Опубликовано: Генеалогия Юга России: история и современность: Материалы Всероссийской научной конференции. – Нальчик, 2004. – С. 80 – 83.