Р.М.Абрамян.

 

МЕЛИКИ ГЮЛИСТАНА (к вопросу о происхождении).

 

 

Гюлистан – самое северное из пяти меликств Нагорного Карабаха. Границы его на севере достигали реки Кюрак-чай, на юге реки Тартар. Политическими и военными центрами меликства являлись расположенные близ одноименных сел крепости Гюлистан и Талиш (отсюда и второе название меликства – Талышинское). Возникновение меликства относится к XVII в.

Вопрос о происхождении рода Мелик-Бегларянов, правителей Гюлистана, не раз привлекал внимание исследователей. В конце XIX в. к нему обратился известный армянский романист Раффи (Акоп Мелик-Акопян) автор книги «Меликства Хамсы». Книга Раффи, не являясь научным исследованием, ценна из-за широко использованных в ней фольклорных материалов, собранных автором во время поездок в Карабах. Говоря о происхождении Мелик-Бегларянов, Раффи сообщает следующее: «Мелик-Бегларяны – коренные утийцы (удины – Р.А.), из села Ниж. Какие обстоятельства принудили их оставить родину, перебраться в Карабах и поселиться в гаваре (области – Р.А.) Гюлистан, – об этом история умалчивает. Известно только, что первый переселенец, которого тюрки называли «Кара-юзбаши» («Черный сотник»), а армяне – «Сев (буквально черный, прозвище соответствующее тюркскому кара – Р.А.) Абов», был человеком не простым; на своей родине он имел состояние и правил народом.

В начале семнадцатого века этот «Черный сотник» внезапно появляется в Карабахе, совершенно обнищавший, имея с собой семь семей и несколько животных, облегчавших трудности их пути. Вероятно, на родине на них обрушилось какое-то бедствие, в результате которого они оказались разоренными и изгнанными.

Очутившись в незнакомом им мире, они не имели ни места жительства, ни убежища. И хотя осенние холода уже наступили, они еще жили в палатках на левом берегу реки Тартар, неподалеку от нынешнего села Талыш.

Возможно, «Черный сотник» и хотел какое-то время оставаться в безвестности в новой стране, но неожиданный случай заставил обнаружить себя. Однажды, когда его стадо паслось на лугу, на него напали разбойники и похитили животных. «Черный сотник» и несколько молодых людей, бывших с ним, бросились в погоню за похитителями. Они вернулись через несколько часов, ведя за собой не только украденных животных, но и самих похитителей.

На следующий день появилась другая группа всадников, которые, обратившись к «Черному сотнику», сказали, что они – люди хана Барды и им приказано схватить этих разбойников, наносящих огромный ущерб стране. И они весьма довольны, что разбойники схвачены без их участия. С этими словами они забирают разбойников и доставляют их к хану Барды, не сообщая о том, кто на самом деле задержал разбойников, чтобы самим получить награды хана.

Хан повелел казнить разбойников, а своих людей наградить за смелость. В этот момент главарь шайки говорит хану: «Накажите нас, как считаете нужным, ибо мы разоряли вашу страну. Но не оскорбляйте нас, вознаграждая этих ничтожных людей за несовершенное ими, ибо не они одолели нас…».

Хан, выяснив, что его люди обманули его, приказывает доставить к нему «Черного сотника». Тот просит не награждать его за оказанную услугу, а лишь выделить ему как беженцу место для поселения. Хан передает ему в вечную собственность село Талиш, или Тариндж, в гаваре Гюлистан, возле монастыря Орек. О «Черном сотнике» известно лишь это. На камне, воздвигнутом на его могиле, находящейся возле упомянутого монастыря, высечена лишь одна строка, из которой видно, что скончался он в году 1081 армянского летоисчисления (1632).» (11 С. 16 – 22)

Сбором фольклорных материалов, в том числе о меликах Гюлистана, занимался также этнограф Ерванд Лалаян. Приводимые им сведения о происхождении Мелик-Бегларянов повторяют сообщение Раффи. Эта публикация представляет значительный интерес благодаря содержащимся в ней различным документам и историческим свидетельствам о меликах. (9 С. 209 и далее)

Семейные предания о роде Мелик-Бегларянов изучал в начале XX века известный русский философ священник Павел Александрович Флоренский. О происхождении Мелик-Бегларянов (у П. Флоренского – Мелик-Бегларовы, или Мелик-Бегляровы) он сообщает следующее: «Они [Мелик-Бегларяны] особое племя удины, родственное, быть может, лезгинам; в древности они назывались албанцами, а армяне зовут их ахаване.

Они жили первоначально около озера Гокчи. Теснимые с юга, они переселились в Карабах, вместе с князьками своими, носившими родовое имя Бегларовых, по имени своего легендарного предка Беглара». (15 С. 376) При этом следует отметить, что П. Флоренскому не были доступны сочинения Раффи и другие армяноязычные издания.

Т.о., можно отметить, что генеалогические легенды, выводившие происхождение Мелик-Бегларянов из удинского села Ниж, имели распространение вплоть до начала XX в. и были записаны несколькими исследователями независимо друг от друга.

По поводу достоверности сведений, приводимых в народных преданиях, высказался Лео (Аракел Бабаханян): «Безусловно, в народных сказаниях много исторических событий, но, несмотря на это, устные предания надо оценивать с точки зрения их подлинного значения, не забывая, что они имеют свои законы» (10 С. 747). Народные предания, приводимые упомянутыми авторами, содержат большое количество неточностей и хронологических несоответствий. На многие из них уже указывали историки. Вместе с тем, содержащаяся в легендах информация должна оставаться предметом рассмотрения исследователей

В легендах не сохранилось каких-либо сведений о происхождении Сев Абова и его предках. Однако некоторыми историками предпринимались попытки проследить его родственные связи до переселения в Карабах.

Епископ Макар Бархударян в своем сочинении «История Агванка» выдвинул гипотезу о происхождении Сев Абова из древнего армянского аристократического рода Допянов (о них см. 7-8, 12, 14, 16-18). По мнению М. Бархударяна предком Мелик-Бегларянов являлся известный деятель середины XV в. князь Айтин Допян. Согласно имеющимся сведениям правитель Верхнехаченского княжества Айтин, добился от Джаханшаха Кара-Коюнлу возвращения ему родовых владений. М. Бархударян добавляет, что вернувшись на родину, Айтин получает также в потомственную собственность селения Ниж и Султан-Нухи и поселяется в Ниже. Далее он перечисляет потомков Айтина правивших в Ниже – Кара-Хасан, Вартан-юзбаши, Давид-юзбаши. Сыном последнего и являлся якобы Сев Абов, переселившийся в Гюлистан. (6 С. 120) По поводу данного свидетельства М. Бархударяна высказался Б. Улубабян: «Трудно найти хотя бы один источниковедческий факт для утверждения этих перемещений (Айтина и его потомков – Р.А.) и обусловленных ими историй» (14 С. 50). И действительно, автор не приводит источника своих сведений, что в значительной мере подрывает доверие к сообщению в целом. Несмотря на это обстоятельство, вслед за М. Бархударяном зарубежные исследователи К. Туманов и Р. Хьюсен также относят Мелик-Бегларянов к потомкам Айтина Допяна. Несколько особняком стоит версия уже цитированного выше Б. Улубабяна. По его мнению, генеалогия гюлистанских меликов восходит к средневековым правителям княжества Нижнего Хачена из рода Хасан-Джалалянов (13). Наконец авторы единственного на настоящий момент монографического исследования о роде Мелик-Бегларянов также склоняются к версии высказанной впервые М. Бархударяном. (2 С. 43 – 78)

Резюмируя все вышесказанное, можно отметить следующее: достоверных сведений о происхождении Сев Абова в источниках не сохранилось (либо они не выявлены); высказывавшиеся гипотезы о генеалогической связи с родом Допянов основываются на непроверяемом и потому сомнительном сообщении М. Бархударяна.

На мой взгляд, стремление связать происхождение Мелик-Бегларянов с какой-нибудь из средневековых княжеских династий происходит из-за того, что исследователи при рассмотрении вопроса изначально исходили из предположения о едином происхождении меликств. Само по себе это предположение достаточно спорное, однако в данном случае важно подчеркнуть другое обстоятельство. Генеалогия является наукой (либо вспомогательной исторической дисциплиной) со своими специальными методами, законами, приемами и т.п. Поэтому при изучении генеалогических задач необходимо пользоваться именно генеалогическим методом, т.е. доказательством родственных связей между конкретными лицами.

Возможно, какие то новые данные может принести изучение рукописных, эпиграфических и других исторических источников. О существовании рукописных родословий Мелик-Бегларянов свидетельствуют Раффи: «Согласно находящейся у нас рукописной истории, род Мелик-Бегларянов восходит к одному из древнейших царей Агванка – Аррану, жившему задолго до Христа. Это предположение нуждается в серьезной проверке», (11 С. 18) и П. Флоренский: «Главное родословие Мелик-Бегляровых записано в Толышинском Евангелии IX-го века, на первых листах. Евангелие это хранилось в родовой церкви Мелик-Бегляровых на горе Хореке, где до сих пор стоят развалины их замка» (15 С. 376). Сами мелики в XVIII в. свои обращения к русскому двору подписывали: «Мы, ниженазванные потомки благородных воинов армянских царей – Карабахские мелики», «Мы, из нации армянской, из царских домов Аршакидов и Алуанка, оставшихся благородных воинов потомки – Карабахские мелики». (3 С. 180-181 и др.)

Составление подробной поколенной росписи Мелик-Бегларянов выходит за рамки настоящей статьи, однако даже краткое описание их генеалогии представляет некоторый интерес. Согласно народным преданиям, Сев Абову наследует его сын мелик Бегляр, восстановивший Гюлистанскую крепость и превративший ее в военно-политический центр меликства. Третьим меликом становится старший сын Бегляра – Хромой Абов (+1728), храбрый и воинственный правитель, значительно укрепивший положение своего княжества. Согласно тем же преданиям во время одного из своих набегов Хромой Абов в районе деревни Дулуслу похитил дочь гянджинского Мамад-хана – Камар-солтан. Вернувшись в Гюлистан, он велел ее крестить и сделал своей женой. Это похищение привело к длительной войне с ханом, закончившейся, впрочем, примирением. Камар-солтан (в крещении Урумси) (+1756) сыграла большую роль в истории меликства, участвуя в его управлении. После смерти Хромого Абова власть по причине малолетства его единственного сына Овсепа (Иосифа) перешла к дяде последнего Тамразу. Однако впоследствии Тамраз не пожелал передать правление законному наследнику, что привело к междоусобной войне закончившейся гибелью узурпатора. В легенде говорится, что Овсеп приказал повесить своего дядю на древнем платане находящемся на границе Гюлистана и Джраберда, и известном в народе как кровавый платан (11 С. 20-22).

Приведенная выше родословная содержит много неточностей, как в части хронологии событий, так и собственно генеалогии. В преданиях отсутствуют даже упоминания о целом ряде меликов хорошо известных из других исторических источников. Некоторые исторические несоответствия традиционной родословной Мелик-Бегларянов уже отмечались в литературе (2).

Достоверная генеалогия рода прослеживается начиная с мелика Овсепа (Иосифа) (? – около 1780), являвшегося согласно преданиям сыном Хромого Абова и Камар-солтан. Овсепу наследовали его сыновья – сначала старший мелик Бегляр, погибший в битве с лезгинами в 1781, а затем младший – мелик Абов (? – 1808), являвшийся одним из наиболее известных представителей рода в XVIII в. Еще при жизни мелика Абова княжество фактически распадается. Одной частью подданных правил сын мелика Бегляра мелик Фридон (? – 1808) и его потомки, а другой мелик Абов и затем его сын мелик Манас. Соответственно тогда же выделяются две основные линии рода, носившие фамилии – Мелик-Бегларянов (потомки детей мелика Бегляра) и Мелик-Овсепянов (Осиповы) (потомки мелика Абова). После вхождения Карабаха в состав Российской империи и ликвидации меликского сословия, представители рода сохраняют значительную часть фамильных земель и становятся крупными помещиками. Многие Мелик-Бегларяны служили в императорской армии, занимали посты в гражданской администрации, являлись общественными деятелями. Обе основные ветви рода существуют до наших дней. Начиная с XVIII в. представители младших ветвей Мелик-Бегларянов переселялись в другие области Армении, Грузию, Иран, Россию и даже Индию, где их потомки проживают под разными фамилиями до сих пор. Подробнее с генеалогией этого дворянского рода можно ознакомиться в следующих работах (1-2, 4-5, 9, 11, 15-18).

 

ПРИМЕЧАНИЯ.

 

  1. Акопян Г.А., Осипов В.К. Гюлистан: страницы истории. – Ростов-на-Дону, 1998.
  2. Акопян Н.Г., Акопян Г.А., Осипов В.К. Властители Гюлистана: генеалогические исследования. – Ростов-на-Дону, 1999.
  3. Армяно-русские отношения в XVIII веке, 1760-1800 гг.: Сб. документов. – Т. 4. – Ереван, 1990.
  4. Асадов Ю.А. Родословные тайны армянских князей. – М., 1997. – С. 154 – 159.
  5. Асадов Ю.А. Происхождение карабахских армян Бегларянов // Генеалогические очерки. История карабахских дворянских родов. – М., 2000. – С. 24 – 32.
  6. Бархударян М. История Агванка. – Т. 2. – Тифлис, 1900. (на арм. яз.)
  7. Киракосян Г.Е. Сведения источников о Допянах // Историко-филологический журнал. – Ереван. – 1969. – № 1. – С. 217 – 226. (на арм. яз.)
  8. Киракосян Г. К вопросу о происхождении княжеского рода Допян // Вестник общественных наук АН АрмССР. – Ереван. – 1985. – № 3. – С. 77 – 85. (на арм. яз.)
  9. Лалаян Е. Произведения. – Т.2. – Ереван, 1988. (на арм. яз.)
  10. Лео. История Армении. – Т.3. – Ереван, 1947. (на арм. яз.)
  11. Раффи. Меликства Хамсы (1600 – 1827): Материалы для новой армянской истории. – Ереван, 1991.
  12. Тер-Мкртчян К. Материалы об армянских меликствах. Вып. 2. Допяны и Мелик-Шахназаряны. – Эчмиадзин, 1914. (на арм. яз.)
  13. Улубабян Б. Гюлистанское меликство // Армянская Советская Энциклопедия. – Т. 3. – С. 114. (на арм. яз.)
  14. Улубабян Б. Хаченское княжество XXVI вв. – Ереван, 1975. (на арм. яз.)
  15. Флоренский П., свящ. Детям моим. Воспоминанья прошлых дней. Генеалогические исследования. Из соловецких писем. Завещание. – М., 1992
  16. Hewsen R.H. The meliks of Eastern Armenia // Revue des Etudes Armeniennes. – IX. – 1972. – Pp. 286 – 329.
  17. Hewsen R.H. The meliks of Eastern Armenia // Revue des Etudes Armeniennes. – X. – 1973/4. – Pp. 281 – 303.
  18. Toumanoff C., prince. Les dynasties de la Caucasie chretienne de l’Antiquite jusqu au XIX siecle. Tables genealogiques et chronologiques. – Rome, 1990.

 

Абрамян Рафаэл Михайлович (1979) – экономист, председатель Армянского ИРО, действ. член ИРО, член Совета Ассоциации генеалогов Кавказа, член ЦС РГФ (Москва)