Генеалогия армянской колонии Москвы конца XVIII – начала XX вв. (по материалам сообщения на VIII Савеловских чтениях).

 

 

 

 

               «Загорелся посад за городом от Авраама, некоего ерменина» – с этого датированного 1390 годом летописного свидетельства принято начинать историю московских армян. В источниках мы встречаем многочисленные сведения о деятельности работавших в Москве армянских купцов, ремесленников, оружейников, ювелиров, строителей. Были среди армян и врачи, военные, дьяки, переводчики-толмачи, и даже придворные живописцы. Некоторые из них оставались в Москве навсегда. В результате, к началу XVIII в. в городе возникает немногочисленная армянская община. Особенно она увеличилась после переезда в Москву грузинского царя Вахтанга VI со своей свитой (состоявшей, в том числе и из армян) в 1720-х гг. К середине XVIII в. в Москву переселяется ряд влиятельных армянских семей (в основном потомков джульфинцев) – Шериманы (Шахриманяны), Лазаревы (Егиазаряны), Деляновы (Дилакяны), Сумбатовы (Смбатяны), Арапетовы (Айрапетяны), Мирзахановы, Хастатовы, Калустовы (Галстяны) и др. Эти фамилии составили наиболее влиятельную прослойку колонии и сыграли большую роль в становлении русско-армянских отношений. По данным переписи 1871 г. армянская община Москвы насчитывала чуть более 600 человек. Однако, несмотря на малочисленность, имела в своем распоряжении три действующие церкви, Сурб Хач (Крестовоздвиженская, построена в 1779), Сурб Арутюн (Воскресенская, 1815) и Мариам Аствацацин (Успения Пресвятой Богородицы, 1746), Лазаревский институт восточных языков (ЛИВЯ) (первоначально Армянское господ Лазаревых училище) и Касперовский приют для бедных армян. В конце XIX – начале XX вв. было создано несколько армянских землячеств, общин, культурно-просветительских и благотворительных обществ. В разное время в Москве XIX в. выходило более десяти армянских периодических изданий различной направленности. Начиная с конца XIX в., наблюдается значительно усилившийся приток армян в Москву. Ставший еще более интенсивным в 20-30-е гг. XX, он продолжался весь советский период. В конце 80-х гг. в Москве появились армянские беженцы из бывших республик СССР. А с середины 90-х гг. многочисленные экономические мигранты. По данным переписи 1989 г. численность армян в Москве составляла 44 тыс. человек. Точные статистические данные о нынешнем количестве московских армян отсутствуют, однако по оценкам исследователей со времен последней переписи их численность выросла на порядки, и на сегодняшний день армянская диаспора в Москве является одной из наиболее многочисленных в городе, уступая лишь украинской, азербайджанской и, возможно, грузинской.

                 Существует богатая историческая литература, посвященная московской армянской колонии (исследования А. Амирханяна, Ж. Ананяна, А. Аршаруни, А. Базиянца, В Восканяна, Г. Тер-Габриэляна, Л. Хачикяна и др.). Большое количество важных документов издано в специальных сборниках – например, «Собрание актов, относящихся к обозрению истории армянского народа», «Сношения Петра Великого с армянским народом», «Армяно-русские отношения» и др. Список собственно генеалогических работ намного короче. До революции в генеалогических сборниках и армянской периодике были опубликованы родословные ряда дворянских семей. Из отдельных изданий необходимо отметить книгу Мсура Мсерьянца «История рода и деятельности благородной фамилии Лазарян» (М., 1856. на армянском языке). В советский период достаточно подробно изучалась история Лазаревых и родственных им фамилий, сыгравших значительную роль в становлении русско-армянских отношений (работы Ашота Базиянца и др.). Родословными своих семей интересовались также потомки московских армян, однако материалы их исследований, как правило, не публиковались.

              Среди источников по генеалогии армянской общины Москвы в первую очередь необходимо выделить документы Московского армяно-григорианского духовного правления, хранящиеся в ЦИАМ (ф. 2050). Большой интерес представляет коллекция личных дел студентов и сотрудников ЛИВЯ (ЦИАМ ф. 213). В ЦГАДА находится обширный (насчитывающий более 4000 единиц хранения) семейный архив Лазаревых и Абамелек-Лазаревых (ф. 1252). Часть архива Лазаревых была перевезена в Ереван, где хранятся также семейные архивы Мсерьянцев и ряда других московских армянских фамилий. Много ценной информации содержат документы архива Эчмиадзинских католикосов. Для исследователя генеалогии армянской колонии Москвы XX в. большой интерес представляют архивы различных национальных общественных организаций города (общин, школ, издательств, клубов и т.д.). Многие интересные фамильные документы хранятся в семейных архивах потомков московских армян. Одним из важных генеалогических источников является некрополь. Древнейшие армянские надгробия в Москве датируются 1601 г. (кладбище иноверцев). С 30-х гг. XVIII в. действовало армянское кладбище на Пресне, разрушенное в XX в. До наших дней функционирует армянское Ваганьковское кладбище, основанное в начале XIX в. Существуют описания этого кладбища. К сожалению, наиболее древняя часть кладбища сильно пострадала. По нашим наблюдениям сохранилось не более 10 % могил XIX в.

              Автором была предпринята попытка исследования генеалогических материалов архива Московского армяно-григорианского духовного правления (ЦИАМ ф. 2050). Были выявлены метрические книги церкви Сурб Хач, списки исповедовавшихся и причащавшихся, посемейные списки армян Москвы, регистрация могил армянского Ваганьковского кладбища, а также многочисленные метрические свидетельства и выписки, свидетельства о браках и разводах, завещательные записи, свидетельства о бедности, подорожные, формулярные списки клириков армянских церквей и другие важные генеалогические документы. Содержащиеся в этих делах сведения позволяют проследить генеалогию практически любой армянской семьи города конца XVIII – начала XX вв. Некоторые документы представляет значительный интерес для генеалогии других армянских колоний России (например, посемейные списки армян-бедняков Астрахани 1830-х гг.). Нередко встречаются интересные генеалогические данные и о представителях других народов (межэтнические браки). Из почти 300 архивных дел фонда автором просмотрено около 200. Биографические и генеалогические данные обо всех лицах упоминаемых в документах выписывались и вносились в компьютер. На момент написания статьи таким образом учтено около 2500 персоналий. Эти данные лягут в основу составляемой генеалогической базы данных по армянской колонии Москвы XVIII – начала XX вв.

                  В заключении хотелось бы выделить те основные проблемы, с которыми сталкивается любой исследователь генеалогии армянской колонии Москвы:

  1. Слабая изученность темы. Отсутствие, либо малочисленность генеалогических исследований, в том числе, полное отсутствие методологических разработок, библиографических указателей, справочников, опубликованных некрополей и т. д.
  2. Сохранившиеся документальные источники распылены по различным архивным собраниям России и Армении, общественным и семейным архивам, следовательно, труднодоступны.
  3. Многие важные генеалогические источники (например, метрические книги, семейная переписка, эпитафии наиболее древних надгробий и др.) составлены на армянском языке, что делает их практически недоступными для большей части российских исследователей.
  4. Сложности идентификации персоналий. Вплоть до начала XX в. армянские имена и фамилии в русских документах записывались в русифицированной, подчас искаженной до неузнаваемости форме (например, Карапет Саркисович Аствацатрян мог быть записан как Герасим Сергеевич Богданов, Мкртыч Ованесович Тер-Минасян как Никита Иванович Попов и т.п.). Эти обстоятельства существенно затрудняют генеалогические исследования.

 

 

Рафаэл Михайлович Абрамян. (Москва).                                                                               18.12.2001.